Интервью с рабанит Куперман об открытии женского сайта

Дата: | Автор: Г-жа Лея Шухман | версия для печати версия для печати
1786

Рабанит Хава Куперман (дочь великого праведника рава Ицхака Зильбера) дала интервью по случаю открытия еврейского сайта для женщин.

— Здравствуйте, рабанит Хава Куперман. Мы очень рады, что Вы согласились дать интервью по поводу открытия еврейского сайта для женщин. Хотелось бы задать несколько вопросов. Вот первый: в последние годы жизни рава Зильбера интернет уже был достаточно развит. Высказывал ли он свое мнение по этому поводу?

— Я от папы ничего такого не слышала. У него вообще была детская травма: он ведь родился в 1917 году, и когда он был маленьким – всюду стояли рупоры, по которым беспрерывно передавали советскую пропаганду. И этот шум, постоянное повторение одного и того же – были для него просто физически невыносимыми. Даже не с религиозной стороны – это просто его очень тяготило. Папа был очень свободным человеком, и он просто не мог выдержать, когда кто-то давил на него и навязывал свое мнение. Так что после этого он даже кассеты не мог слушать: ему один раз принесли кассету рава Моше Шапиро, и он попросил меня прослушать урок и пересказать ему. И объяснил, почему он не может послушать сам. Еще я помню, один человек из какой-то скандинавской страны хотел, чтобы папа помог ему решить алахический вопрос – это был очень сложный вопрос, что-то, связанное с гаданием, и он прислал папе кассету с записью диалога с тем, кто занимался этим гаданием. Нужно было понять, разрешено ли это по Торе, и можно ли с этим человеком иметь дело. И папа снова попросил меня, чтобы я все это прослушала, и потом ему пересказала. А уж радио он вообще не мог слушать! Так что по поводу интернета он ничего не говорил. Мама, кстати, высказывала свое мнение. Она умерла на 10 лет раньше отца, тогда еще интернета не было, но она говорила о телевидении и тому подобном: что это – вещь, которую Всевышний сотворил, и ее невозможно назвать плохой или хорошей. Вопрос, как люди этим пользуются. В этом время как раз в Израиле в религиозной среде говорили очень резко против телевизора в доме, мол, как это ужасно и т.п. Мама говорила: проблема не в телевизоре, проблема в том, как им пользуются. В СССР у нас не было телевизора, хотя в советское время в телевидении не было таких проблем, как сейчас – все было достаточно «кошерным». Просто папа не мог выносить эту постоянную пропаганду, которую передавали. Кроме того, он хотел, чтобы мы были развитыми детьми, чтобы мы читали, имели друзей, бегали… Он боялся, что если у нас будет телевизор, мы просто будем «прилипать» к нему часами, и все. Папа очень любил животных. Однажды он узнал, что будет хорошая передача про животных, и тогда он обратился к нашим соседям, чтобы они разрешили нам прийти и посмотреть эту передачу. Я помню один раз такой. А обычно – мы читали, общались…

— А что Вы сами думаете?

— Я думаю, что это замечательно, если женщина живет в Иерусалиме, или в каком-то другом крупном городе, где есть полноценная еврейская жизнь, есть уроки, есть возможность подойти и спросить, или даже прийти ко мне домой или к кому-то другому, и посмотреть, как вещи делаются. Но если нет – то для нее такой сайт был бы большой помощью. Ведь, если человек все учит из книг, и у него нет прямой связи с тем, кто живет еврейской жизнью с детства, то это очень сложно. Так что мне хотелось бы – чтобы любая еврейская женщина, даже если она находится на самом краю мира, где вообще нет религиозных евреев, могла бы понять – и не только прочесть, а увидеть, ощутить, как течет еврейская жизнь. Например, перед праздником, скажем, Рош а-Шана, чтобы она могла увидеть, как готовят стол, что нужно делать, а что – нет. Чтобы она узнала какие-то нюансы и понятия, которые из книг практически невозможно получить. Так что мне кажется, что это очень важно – чтобы было такое место, где были бы все вещи, которые относятся к еврейской женщине, причем именно практические вещи.

Например, моей маме было очень непросто. Все, что она получила из еврейского образования – это то, что, когда ей исполнилось шесть лет, дедушка нанял ей учителя, который научил ее читать на иврите, молиться, и ей дали книгу «Хаей Адам» (это кодекс законов, типа «Кицур Шульхан Арух», только на более высоком уровне, в наше время ею пользуются в основном раввины), эта книга была на идиш, чтобы она могла найти ответ на любой вопрос – знала бы, где его прочитать. Это было все религиозное образование моей мамы. Всему остальному она научилась из того, что видела дома.

Папа был очень знающим человеком. Мы тоже учились – например, еще в Ташкенте у меня был учитель. Мама приводила меня к нему и забирала, потому что там, где он жил, была шпана, и я одна в свои восемь лет не могла там ходить – они бросали камни и т.п. Только сейчас я понимаю, насколько нелегко маме было при всей своей нагрузке приводить и отводить меня к нему после уроков. Родители мне наняли этого учителя сразу же, как только я проявила интерес к иудаизму. Хотя и финансово это было не так уж просто. Но у нас в доме учились все дети – и девочки, и мальчики, все, кто хотел. Когда мы приехали в Израиль, уже после маминой смерти, я поняла, насколько она страдала от того, что не получила полноценного еврейского образования. Например, когда мы все вместе разбирали какие-то вопросы по Торе и т.п., мама очень редко вмешивалась. Она, видимо, ощущала, что не может ничего сказать. Я потом нашла ее тетради, где она сама писала на иврите – она самостоятельно учила Пророки, и она записывала, сколько было воинов с такой-то стороны, и сколько – с другой… Она старалась пополнить      свои знания. Поэтому еще один момент, который я считаю очень важным – чтобы на сайте были уроки, параллельные тому, что учат дети в школе. Чтобы, если дети пришли домой и задали маме вопрос, у нее не было ощущения, что она знает меньше их. Ведь это очень неприятно.

— Чтобы она могла им помочь.

— Да. Ведь если мама получила нерелигиозное образование, а детей посылает в религиозные школы, она ощущает себя перед детьми беспомощной. Это большое унижение, и это неправильно. Так что нужны уроки, которые помогли бы женщине разбираться в том, что учат в начальной школе, и даже песенки, которые поют в детском саду. Ребенок приходит домой с песенкой из садика – а мама не знает, о чем речь. И это ей очень неприятно. Она должна ощущать себя равноправной среди израильских мам, или американок – неважно, в какой она общине. Чтобы она ощущала себя так, как мама должна ощущать по отношению к ребенку – что она понимает, о чем речь.

— А почему нужен сайт именно для женщин? Ведь на всех религиозных сайтах есть рубрики, которые подходят женщинам.

— Честно говоря, я об этом не знаю. У меня нет времени сидеть за компьютером, и кроме того, как только я к нему подхожу, все начинает «стопориться» и занимает много времени. У меня просто не хватает терпения нажимать на все эти кнопочки и ждать, пока что-то произойдет. Так что я не знаю, может быть, и есть много хорошего, но то, что я вижу – многие женщины спрашивают меня такие вопросы, что, если бы было что-то на этих сайтах, им просто не нужно было бы спрашивать.

— Как вы считаете, что особенного, уникального должно быть в женском сайте?

— Во-первых, я считаю, что это должны быть женщины для женщин. Женщины воспринимают мир не так, как мужчины. У них другая ментальность. Не имеется в виду, кто более или менее умный. Мы просто другие. Когда евреи выходили из Египта, у них было три вождя: Моше, Аарон и Мирьям. Как говорит предание, Моше был для элиты – элита нуждается в своей форме разговора, Аарон был для простонародья – им нужен другой подход, а Мирьям была – для женщин. У женщин свой подход. То же самое было перед разрушением Храма. Всевышний хотел нас максимально поддержать, и дал нам трех пророков: Цфанию – он был для высокопоставленных, Ирмияу был для тех, кто находится на базарах, а Хульда была для женщин. Поэтому для женщин должно быть что-то свое. Чтобы женщина могла спросить все, что ей нужно, не ощущая, что ее оценивают и судят. Все, что она спрашивает – это правильно, это законно, она хочет понять. Нет такого понятия – тривиальный или банальный вопрос. Если она спрашивает, значит, ей это нужно. Чтобы женщина, даже находясь на необитаемом острове, и если она ничего раньше не знала об иудаизме, могла быть получить все необходимые ей знания.

Я бы также хотела, чтобы это было связано со временем. Например, перед каждым праздником, чтобы говорилось о празднике. Например, сейчас наступает Ту-би-Шват. Рассказать, что при этом принято ставить на стол, какой смысл у каждого фрукта. Обычно в это время также учат законы благословений. То есть, чтобы женщина получала все максимально необходимые ей знания в течение годового цикла. Все важные даты в течение года, и все технические моменты, которые сопровождают это: например, если мы ставим на стол фрукты, чтобы она могла узнать, как их проверяют (от насекомых).

— Как вы считаете, какие еще темы, кроме алахот, были бы важны на женском сайте? Какие-то идеи ашкафы (мировоззрения)?

— Конечно, я считаю, что все должно быть объяснено, почему и что. Должны быть не просто законы, а и чисто практические вещи: например, как одеваться, как завязывать косынки. Ведь в каждой общине это рассматривается по-другому, и это нужно знать. Когда мы приехали из Советского Союза в Израиль, у нас заняло время понять, кто, как и что. Ведь в одной среде что-то одно не принимается, в другой – что другое. Например, когда мы приехали, у меня были косички, в которые были вплетены ленточки – так ходили все девочки в школе. Но когда я первый раз пошла в школу здесь, и увидела, что никто так не ходит – я больше никогда так не заплетала волосы. Ведь женщины приводят детей в школу, и не всегда заходят туда. Они могут даже не понять, что в какой-то определенной одежде их дети будут очень выделяться. То есть, нужно понимать, какая форма и какой стиль одежды принят в определенной общине. И это не имеет прямого отношения к закону, это просто код одежды. У каждой общины – свои понятия, что принято, а что – не принято. Женщине это очень важно.

— Почувствовать себя «своей».

— Да. Она может выбрать не стать «своей», но она должна хотя быть понимать, как смотрят на нее и ее семью другие. Понять религиозное общество изнутри, а не только снаружи. Если вы, скажем, покупаете мальчику кипу из четырех частей, и она немножко приподнята – пирамидкой такой – это кипа гурских хасидов. А ведь женщина может пойти в магазин, и, ничего не имея ввиду, купить такую кипу. Мальчик придет с такой кипой в хейдер. Если он в общине гурских хасидов – великолепно. Но если нет – все над ним будут смеяться! И если он маленький, он даже не сможет объяснить маме, что не в порядке. Так зачем доставлять такие неприятности ребенку, если их можно избежать? Все эти мелочи – из скольких частей должна быть кипа, с ободком по краю или без – все это имеет важность, а мы можем даже не представлять себе это! Если мама покупает ребенку сумку или портфель в школу – они тоже должны выглядеть соответствующе. Кого это не интересует – не надо, но те, кого интересует – чтобы могли об этом прочитать. Ведь обычно о таких вещах никто не говорит.

— Да, у нас были соседи – одна молодая пара, у которых родился первый ребенок, сын, и они даже не знали, что нужно делать «Брит Ицхак» вечером перед бритом. Я упомянула это случайно в разговоре с мамой – предложила прислать своих детей, и вдруг оказалось, что она первый раз об этом слышит…

— Конечно, люди должны узнавать об этом. У сефардов это делается более серьезно… Или, например, ханукат а-байт (въезд в новый дом) – у сефардов это тоже очень особый праздник. И чтобы знали – например, если вы относитесь к такой-то общине, у нее такие-то обычаи, если к такой-то – у нее такие-то обычаи. Для меня, для людей, которые давно в Израиле – это вещи тривиальные. А для того, кто недавно приехал – тайна за семью печатями. Важно и вообще понять, как живет религиозный мир. Если, например, женщина из семьи, где было двое, максимум – трое детей, и она входит в религиозный мир, там обычно намного больше детей. Как религиозные женщины с этим справляются? Она не может принять на себя обязанности религиозной женщины, не получив ту помощь и те навыки, которые религиозные девочки получают с детства. Поэтому она очень страдает. Ведь можно рассказать даже и очень практические вещи: например, что стоит покупать всем детям одинаковую одежду (только разных размеров), и это очень удобно: тогда можно сразу все вместе постирать, а не разбирать вещи на разные кучи. То есть рассказать какие-то мелочи, детали, которые очень сильно облегчают жизнь.

Опять же, что такое религиозный брак? Если девушка не встречается с парнем два года, а должна решить все за пять-шесть встреч, она тоже должна знать, как это делают религиозные люди. Как они заранее, еще до встреч, проверяют все, что только возможно. А то воспринимать только внешнее, и не заглядывать в глубину – не может привести ни к чему хорошему. Это очень поверхностно. Нам, например, очень помогли, когда мы приехали в Израиль. Моей старшей сестре было тогда 24 года. Мы приехали, новое место, мы – чужие. Нам помогли влиться в это общество. Да, мы были религиозной семьей, мы все понимали, мои родители тоже женились по шидуху. Но какие-то местные нюансы – мы не были знакомы с ними. И нам помогли. Если бы не эта помощь – мы бы этого не знали, и это могло бы привести к каким-то осложнениям. Так что – почему не помочь другим, так же, как нам помогали? Ведь еврейские общины очень-очень отличаются друг от друга. Чем более строгая и закрытая община, тем более важно рассказать ее «коды».

— Обычно такие общины не очень-то принимают баалей-тшува.

— Тем не менее, есть случаи, когда принимают. И конечно же – рассказать, как вести дом, как растить семью, поговорить о воспитании. Воспитание сейчас не такое, как в Советском Союзе. Школы совсем другие. Как разговаривать с учителями? Как понимать, что учителя нам говорят?

— Но ведь сайт – это тоже не прямое общение. Можно все это рассказать через сайт?

— Кое-что, конечно, можно. Особенно, если будет прямая связь с теми, кто может все эти тонкости разъяснить… А то у меня ощущение, что берут людей, привлекают к иудаизму, бросают их в это море, и не дают им не только лодку – даже соломинку, чтобы схватиться, не дают. А у людей из бывшего СССР есть еще одна проблема. В религиозном мире очень принято по любым вопросам идти к раввину. Например, у нас в семье: я не помню, чтобы у нас были конфликты, потому что по любому вопросу,по которому были какие-то несогласия, шли спрашивать раввина. Шли с кем-то советоваться. Мои родители все время с кем-то советовались.

— Каких же раввинов они находили в СССР?

— В Казани (я сама этого не помню, я родилась уже в Ташкенте), был «дер Тулер ров» — раввин из Тулы. Мама особенно часто упоминала его имя. Любая проблема – шли спрашивать его, что делать. В Ташкенте то же самое. И в Израиле тоже. А в России есть понятие, что «грязное белье из дому не выносят». И это очень большая проблема. Еврей так жить не может.

— Но ведь это не называется «выносить наружу». Идут к конкретному раву.

— Конечно. И очень важно не советоваться с кем попало, нужно идти только к тому, о котором вы знаете, что он – достойный человек, в котором вы на сто процентов уверены, что он никому не расскажет, что это останется на всю жизнь только у него, и он сам постарается забыть это уже послезавтра. И что это человек, который вникнет во все ваши проблемы, и поможет вам. Без этого религиозные евреи не могут жить.

— Сайт для этого будет обладать большим преимуществом, потому что на сайте вообще можно задавать вопросы анонимно.

— Но даже если спрашивают анонимно, очень важно полностью раскрыть картину. Если вы умалчиваете какую-то деталь, раввин никогда не сможет дать правильный ответ.

— А как Вы думаете, может быть, стоит не только давать какие-то правила и т.п., а прямо брать интервью с женщинами, которые уже прошли определенный путь, и расспрашивать их, как они справляются с различными трудностями?

— Да, можно было бы даже пойти куда-нибудь в Меар Шеарим, поговорить с людьми. И даже пофотографировать: вот шляпки, относящиеся к такой-то общине, а это – стиль такой-то общины, а в этой общине правила такие-то и такие-то. Причем русскоязычные женщины есть в абсолютно любой общине. Я, например, знакома с одной женщиной, она – доктор наук по литературе, и при этом принадлежит к «Натурей Карта». А ее муж – доктор наук по математике, из Франции. Она очень приятный человек, и уже очень хорошо разбирается во всех тонкостях, и может все объяснить. И так можно найти «нашу» представительницу от каждой общины. Даже само по себе знакомство с общинами еврейского народа должно быть интересно. Именно – с точки зрения женщины. Обычно в книгах пишут, какая у них идеология, какие мнения, политические взгляды. А какая у них жизнь – об этом не пишут.

— Как вы думаете, какие еще темы можно было бы осветить?

— Как я уже говорила, праздники – по кругу года, их смысл, практические моменты. Сгулот – мне кажется, многие женщины интересуются этим. Какие из них правильные, какие – нет, какие в каких случаях применимы. Молитвы на особые случаи. Можно было бы сделать цикл по времени года, и другой цикл – по времени жизни человека. Начиная с рождения – или, еще лучше, с беременности – и до смерти. И, конечно же, вопросы раввину или раббанит, чтобы можно было посоветоваться. К примеру, какой парфюмерией можно пользоваться в Субботу, а какой – нет. Или – интимная жизнь. В еврейском законе этой теме уделяется большое внимание, она очень важна. Есть очень много законов, которые с этим связаны. Конечно, это не может быть предметом открытого обсуждения, но если кому-то это важно – женщина может обратиться и спросить об этом. Ведь, например, если женщина находится в каком-то обществе, где все ее знают, и она начинает приближаться к иудаизму, ей может быть дискомфортно спрашивать… Кроме того, если женщина переехала в другую страну, может возникнуть языковый барьер, или барьер ментальности. Например, мне люди звонят из разных стран мира, чтобы советоваться о таких вещах. Ведь нужно знать, что в еврейском законе в этой сфере почти все разрешено, и всегда можно узнать и уточнить, если необходимо.

— То есть самое главное – чтобы женщина могла наладить контакт с каким-то раввином или раббанит, и могла задавать вопросы и советоваться, чтобы вести свою еврейскую жизнь не так, как ей кажется, или как она придумала, а так, как на самом деле.

— Да, то, что она прочитала или поняла – она должна проверить, может быть, это неправильно. Про нашу праматерь Сару говорится, что у нее была прямая связь с Всевышним, о ней сказано, что ее уровень пророчества был выше, чем у Авраама. Ривка не имела такой возможности, но мы видим, что когда у нее возник вопрос, она не пошла спрашивать своего мужа Ицхака, несмотря на то, что он был величайшим пророком и нашим праотцем, потому что есть случаи, когда женщине неудобно, чтобы ее связь с Всевышним была через ее мужа. Есть какие-то проблемы, которые женщина не всегда хочет раскрывать перед мужем. И Ривка пошла, по преданию, к Шему и Эверу, и спросила то, что ей мешало. Есть случаи, когда женщине нужен свой канал.

— Большое спасибо. Будем надеяться, что наш сайт на самом деле поможет каждой еврейской женщине найти свой канал ко Всевышнему.

— Амен!

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Большое спасибо за ваш сайт, за всё, что вы даете для тех из нас, кто пока не может жить в правильном еврейском окружении, но очень туда стремится! Ваш труд бесценен!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here