Хамец и маца — Трудности на пути к скромности

Дата: | Автор: Р. Хая Ривкин | версия для печати версия для печати
996
цниют - скромность

Иногда приятно послушать или почитать что-нибудь такое поучительное. Или интеллектуальное. Или трогательное. Иногда даже можно и на тему женской скромности (желательно, без конкретных примеров). Слушательницы выходят с урока довольные: лектор приводил такие интересные истории про скромных женщин, такие цитаты из тайных каббалистических рукописей, такие идеи мудрецов прошлого и настоящего! Я так рада, что я женщина и что у меня есть такая замечательная заповедь!

Но что делать, если между теорией и практикой пока что наблюдается большая разница?

Не спорю, скажет женщина, всё это важно и нужно, но уж слишком трудно. Тем более в наше время. И там, где я живу. И у меня на работе. Да и вообще мне лично. Такой я человек. Одно дело лекцию послушать, а другое дело – по-новому взглянуть на свой облик и поведение. Нельзя ли как-нибудь обойтись без трудностей?

Скорее всего, совсем без трудностей не получится. Почему?

Написано в Торе: «И поднял Авраам глаза свои и увидел – вот ягненок, сзади зацепившийся рогами своими в чаще; и пошел Авраам, и взял ягненка, и принес его в жертву всесожжения вместо своего сына» (Берешит 22:13).

Рав Меир Шапиро из Люблина зацаль задает следующий вопрос: почему наш праотец Аврам не опасался, что этот ягнёнок – это ещё одна проделка сатана? Ведь до этого сатан показывал ему несуществующую глубокую реку и прочие вещи, как это описано в мидраш Танхума. Объясняет рав Меир Шапиро, что Авраам увидел, как ягненок зацепился рогами в чаще. Ягненок по дороге запутался и застрял, и из этого было ясно, что речь здесь не идет о деяниях сатана. Задержки и трудности возникают лишь в вещах, связанных со святостью. А не в том, чем занимается дурное начало. Имеет смысл испытывать человека и ставить перед ним препятствия только в вещах, связанных со служением Всевышнему и со святостью.

Если перед нами трудности и препятствия – это знак, что мы на правильном пути, что речь идет о чем-то действительно стоящем.

Так разъясняет Виленский Гаон слова в Мегилат Рут о том, что Наоми увидела, как Рут тяжело идти. Объясняет Гаон, что только когда Наоми увидела, что Рут следует за ней с трудностью, что Рут нелегко, лишь тогда Наоми стало ясно, что намерения Рут действительно чисты и направлены лишь во славу Небес. Именно поэтому Рут было тяжело. Все вещи, связанные со служением и со святостью, нелегки.

Пасук «И приблизился Моше к туману (мгле), в котором Б-г» содержит намек на то, что там, где есть мгла и трудности – там находится путь ко Всевышнему. Хазон Иш выразился об этом однажды так: Если бы для выполнения заповеди требовался именно этрог с пятнами, то этроги с пятнами было бы сложнее найти, чем безупречно чистые этроги. Найти на данный момент безупречно чистые этроги так сложно не потому, что такова природа этрогов, а потому, что есть заповедь взять именно красивый чистый этрог. Поскольку это часть служения Всевышнему, в этом присутствуют трудности и препятствия.

То же самое верно и когда речь идет о заповеди о скромности.

Когда на пути к ее соблюдению возникают препятствия и трудности, мы должны знать, что мы находимся на правильном пути. Не надо сдаваться, не надо отчаиваться, не надо ослаблять усилия. Наоборот, это знак того, что именно здесь стоит приложить усилия. Здесь таится великое богатство, и дурное начало старается нас к нему не допустить.

Рав Реувен Кареленштейн рассказывал следующую историю. В еврейском местечке поднялся переполох: двое вооруженных неевреев силой тащили по улице двух евреев, с бородами и пейсами, и угрожали их убить. На вопрос, что случилось, неевреи отвечали, что двое этих евреев задолжали им большую сумму денег и не могут возвратить. Поэтому они собираются оттащить евреев в лес и там убить. Местные евреи ужаснулись, срочно побежали за раввином, и тому каким-то чудом удалось уговорить двух бандитов повременить с расправой и дать общине возможность собрать необходимую сумму и выкупить своих несчастных собратьев. Бандиты дали общине час на сбор денег и уселись ждать. В это время служки синагоги стали обегать все еврейские магазины и просить их хозяев о помощи в выкупе пленных. Зашли в один магазин и попросили сто рублей на выкуп пленных.

«Выкуп пленных? Почему только сто рублей, берите сразу двести!», — воскликнул сердобольный еврей-лавочник.

Такая же реакция ожидала их и в других магазинах: никто не скупился, и необходимая сумма денег была собрана в рекордные сроки. Раввин, получив деньги, сразу направился к тому месту, где ждали бандиты. Но вдруг по дороге раввин остановился и задумался. Он вернул деньги одному из служек синагоги и сказал, что придется вернуть их жертвователям. Вместо того, чтобы нести бандитам деньги, раввин позвал несколько молодых крепких евреев в сказал им следующее: «Мы сейчас все вместе пойдем на назначенное место встречи, там находятся два связанных пленника и два бандита, и я хочу, чтобы вы всех их схватили и побили». «Включая пленных евреев?!» «Да, и их тоже». Евреи недоумевали, почему раввин дает такие странные указания, но послушались.

Придя на место, они накинулись на бандитов и на пленников и начали их немилосердно избивать. Пока они их били, с пленников упали накладные бороды и пейсы. Стало ясно, что это были вовсе не евреи, а такие же негодяи, как и остальные двое бандитов, только переодевшиеся в евреев. Эти четверо думали, что нашли лёгкий путь выманить у еврейской общины большие деньги, но вместо этого были сданы евреями властям.

Вся еврейская община заговорила о том, что их раввин обладает пророческим даром – как иначе он мог бы узнать, в чем заключался замысел четверых бандитов?

Но раввин объяснил это общине так: «Уже не раз мне приходилось собирать деньги для разных важных целей, включая и выкуп пленных. И всегда, когда я посылаю людей попросить сто рублей, им обычно отвечают, что никак не могут дать сто рублей, поскольку дела идут неважно, налоги высокие и т. д., дают только пятьдесят да и то со вздохом. И так все реагируют на просьбу пожертвовать деньги.

А как было дело сегодня? Удивительное явление: все немедленно давали деньги, и не просто давали, а давали вдвое и втрое больше того, что от них просили. Такого раньше никогда не было. Я это всё хорошо обдумал и пришел к выводу, что этот сбор денег не является заповедью. Заповедь не выполняется с такой легкостью! Не может просто такого быть. Тогда я начал думать, что же происходит на самом деле, и пришел к выводу, что всё это лишь представление, что это ненастоящие евреи».

Рав Кареленштейн сравнил служение Всевышнему с ездой на велосипеде: если ехать на велосипеде легко, то это значит, что ты спускаешься, а если езда требует усилий – это признак того, что ты на подъеме.

Степень трудности – это показатель того, насколько данный поступок важен.

Как проверить, насколько что-то является значимым? Чем важнее заповедь, тем сильнее силы, мешающие нам ее выполнить. Когда испытания в вопросах скромности столь велики – это признак того, что самое время вкладывать усилия именно в эту область. «Если ты видишь поколение, в котором изучение Торы ослабло – укрепись в Торе и получи награду за всех». В такое время стоит стараться, вопреки трудностям (или, возможно, именно из-за трудностей, которые свидетельствуют об особой значимости скромности).

Скорее всего, когда мы начинаем изучать конкретные законы одежды и поведения, многие вещи оказываются для нас новыми и неожиданными. Проверено на личном опыте. Но давайте вспомним и другие примеры новых и неожиданных вещей, связанных с иудаизмом, которые нам когда-то открылись. Примерами могут быть и кашрут, и шаббат, и семейные отношения.

У каждой из нас своя история, но обычно история эта не звучит как «Вы знаете, ничто не давалось мне в жизни так просто, как откашеровать всю кухню и перестать есть в гостях!» или «Ну что вы, о каких трудностях может идти речь! Всё было элементарно просто. Как только мы поняли, что нашим детям нужно еврейское образование, мы немедленно продали квартиру, уволились с работы и переехали в другую страну».

Нелегко работать  над качеством скромности и над нашим внешним видом и поведением. Особенно на фоне, в котором эта скромность не только отсутствует, но зачастую подвергается осмеянию. Непростая ситуация.

Сказали наши мудрецы (трактат Йома): «когда человек совершил преступление и снова повторил его, то это преступление превращается в его глазах в разрешенное». И так объясняет раббейну Йона (Шаарей Тшува 1:5): Тому, кто повторяет свой грех, сложно раскаяться, поскольку грех этот в его глазах стал разрешенным. И в этом тяжесть его преступления».

Применим это к нынешнему положению в вопросах скромности. Если кто-то привык ходить в нескромном виде (или придерживаться каких-то самых минимальных известных ему норм, чтобы хоть как-то отделаться от чувства ответственности), то в в конце концов ему начинает казаться, что это разрешено. Такому человеку не составляет особой проблемы привыкнуть к каждой новой моде, которая всё дальше и дальше отодвигает его от границ разрешенного. Трудным ему кажется только путь обратно.

Только любое продвижение обратно, к скромности, представляется невероятной трудностью.

«Таково мастерство дурного начала: сегодня оно скажет человеку сделать так, завтра скажет ему сделать этак, и так вплоть до того, что оно скажет человеку заниматься идолопоклонством, и тот пойдет и поклонится идолу». (трактат Шаббат 105б)

Раббанит Зайднер пишет о пути к скромности так: «Это верно, что дурное начало рисует нам непреодолимые испытания. Оно пытается довести нас до отчаяния, до мысли о том, что у нас просто нет шансов. Гора слишком высока, чтобы на нее взобраться, полна острых камней и колючек. На самом же деле, каждый маленький шаг и каждая преодоленная трудность – это победа над замыслами дурного начала, которое изо всех сил пытается нас на этом пути остановить.

Так и подъем на высокую гору начинается с маленького шага вперед; иногда на пути падают, но встают и продолжают движение.

Но если высота горы изначально приводит к отчаянию, останется лишь один путь – сдаться на волю дурного начала, тянущего нас вниз…

Всё время, пока мы на подъеме, мы в пути, это наше служение Всевышнему. Служение в том, чтобы продвигаться, а не стоять на месте, не падать обратно вниз. Всевышний ожидает от нас не мгновенно достигнуть вершины горы, а стремиться туда попасть и продвигаться вперед в соответствии с нашими силами.

Все время, пока мы продвигаемся, мы делаем правильную вещь. И если весь мир подобен узкому мосту, то чем уже мост, тем более малы и осторожны наши шаги, чтобы не упасть, и главное – не бояться. И если мы радуемся каждому небольшому продвижению по направлении к нашей цели, то мы будем продолжать движение».

И еще один важный момент. Возможно, после услышанного за последние несколько минут в воображении нарисовалась огромная неприступная гора, с колючками снизу и ледниками сверху, перед которой стоим маленькие дрожащие мы и пытаемся собраться с духом, чтобы начать на нее подниматься. Кто нам такую картину нарисовал? Вполне возможно, поработало то самое дурное начало. Что имеется в виду?

Скоро наступает Песах, поэтому приведем в качестве примера хамец и мацу.

Хамец и маца включают в себя муку и воду, замешанные в тесто. Что же приводит к тому, что конечный продукт настолько различается? Что отличает хамец от мацы? Закваска.

Благодаря закваске тесто увеличивается в объеме. В нем образуются пузырьки газа, и от этого тесто разбухает и поднимается. Если же начать уминать тесто, то оно вернется к своему первоначальному размеру, к размеру мацы.

Говорит святая книга Зоар, что хамец это дурное начало, а маца –это доброе начало.

Хамец – это символическое описание дурного начала. Сила дурного начала и его сущность – это воображение.  При помощи воображения дурное начало рисует нам преувеличенные, как бы «раздутые» картины тех трудностей, с которыми мы столкнемся, если начнем подниматься на более высокие духовные  уровни. И это мешает нам продвигаться вперед.

Сказано в трактате Брахот 17а: «Мое желание – выполнять Твою волю, и что мешает? Закваска в тесте».

Мы хотим измениться к лучшему, подняться на более высокий уровень в соблюдении заповеди о скромности. Однако та закваска, которую дурное начало исправно подкидывает нам в сердце, затрудняет наши действия. Трудности в наших глазах разбухают, как на дрожжах, и практические действия для достижения нашей цели кажутся нам недоступными.

Что скажут люди? Как на меня станут смотреть? Смогу ли я всегда это выполнять? Что, никогда об этом не стану сожалеть? Что скажет свекровь? И что будет, когда придет время женить детей?

Стены, которые воздвигает перед нами дурное начало, кажутся крепкими и неприступными. Однако те, кто пробует сделать всего лишь один небольшой шаг вперед, изменить что-то привычное, вдруг обнаруживают… что все эти трудности были лишь плодом воображения.

Рассказы повторяют одно и то же. «Что? И это всё? Я думала, что будет намного сложнее. Я думала, что все люди на улице станут останавливаться и на меня глазеть. Что будет куча комментариев в мой адрес. Что я буду себя чувствовать неуютно. И что ж в конечном счете? Почти что ничего страшного». Откуда же взялись все пугающие прогнозы?

Да всё от него, от нашего воображения.

Сила воображения действует лишь до тех пор, пока не приступили к конкретным действиям.

После того, как мы переходим к практическому выполнению наших идей, мы вдруг обнаруживаем абсолютно другую реальность. Это как увидеть кусочек рваной сморщенной резины, которая когда-то представлялась воздушным шариком.

Приведем в качестве примера слова одной женщины, которой удалось преодолеть силу привычки и укрепиться в соблюдении заповеди о скромности: «Те сложности, которые я в действительности испытывала при укреплении в заповеди скромности, были просто ничтожны по сравнению с тем, какие опасения меня до этого терзали. Я счастлива, что Всевышний удостоил меня сделать этот шаг вперед и не оставаться навсегда позади из-за разыгравшегося воображения».

Если мы продвинемся вперед в чем-то, связанным со скромностью, и не станем пугаться воображаемых трудностей, то и мы удостоимся встретить Песах, праздник нашей свободы, как по-настоящему свободные люди!
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here