Возвращение из Америки — часть 1

Дата: | Автор: Г-жа Лея Гитл Шухман | версия для печати версия для печати
1303
возвращение
По мотивам подлинных событий. Рассказ был услышан от раббанит Ривы Лапидот.

— Ур-р-ра!!!!

Подпрыгнув от радости,  Дани  и Тали повисли на шее у папы.

– Вот это да!!!!

— Вот это новость!!!

— На год! В Америку!

– Папа, это правда? Тебя приглашают работать в Америке?

– Да, детки. Пока на год. Ну а если нам понравится… и мы им понравимся… может, и на дольше.

— На целый год! Вот уж наедимся гамбургеров!

– Да, Дани, повезло тебе, – засмеялась Тали, а за ней и мама с папой. Вся семья  прекрасно знала о любви Дани к американской пище – гамбургерам, картошке-фри и кока-коле.

Дани и Тали Итамар были обычными израильскими школьниками. Дани учился в пятом классе, а Тали – в седьмом. Мама Михаль работала заместителем директора кондитерской фабрики, а папа Илан – программистом в известной компании. Дани с Тали пока не очень разбирались в компьютерах, но они понимали, что их папа – очень-очень умный. Он придумывал такие программы, от которых все у него на работе приходили в восторг. Папа запросто мог бы тоже стать заместителем директора, а то и директором. Но он не любил управлять. Он любил придумывать программы.

Управлять любила мама.

Поэтому, когда первая волна восторгов схлынула, глаза детей обратились к маме: что она скажет?

Мама молчала. Тогда папа озвучил висевший в воздухе вопрос:

– Михаль, а ты что об этом думаешь?

– Все это звучит, конечно, замечательно… но что будет с моей работой?

– Ну, мама! – Дани подпрыгивал от нетерпения, – придумай что-нибудь! Нельзя упускать такой шанс!

– Да… – задумчиво протянул папа, – шанс действительно уникальный, Михаль. Меня ведь приглашают в самое сердце Силиконовой долины. Разработка принципиально новой версии Windows. Такой интересной работы у меня еще не было. И такой хорошо оплачиваемой тоже. Дом и машина, кстати, тоже за их счет. Плюс курсы английского для тебя и детей. А с твоей работой… Надо подумать. Спроси господина Урмана, может, они могут тебе устроить что-то вроде годового отпуска?

– Как же! – усмехнулась мама, — Ты знаешь, сколько людей метят на мое место? И как они будут рады, если я исчезну хоть на какое-то время? Ладно, это вопрос отдельный. То, что ты рассказываешь, звучит очень заманчиво. Действительно, надо подумать.

В итоге мама согласилась. Слишком уж зазывно сверкали рекламные огни «Страны неограниченных возможностей». В Израиле так не развернешься…

Так что буквально через пару месяцев семья Итамар обнаружила себя в роскошном трехэтажном коттедже, оборудованном последними достижениями техники. Восторгу детей не было предела.

**

Однако, надо сказать, гамбургеры приелись довольно быстро. Даже Дани, вначале не вылезавший из «Макдональдса», уже не мог смотреть на знаменитую американскую еду.

— Мама, когда мы поедем домой? – начала спрашивать Тали через полгода, — надоело мне язык ломать с этим английским…

— Мама, — подключался Дани, — я больше никогда не буду тебя просить заехать в «Макдональдс», честное слово! Домой!!!!

— Неужели вам так не нравится здесь? – удивлялась мама.

— Ну, здесь прикольно, конечно… Но в Израиле все наши друзья, бабушки и дедушки… там наш дом.

В глубине души мама была согласна с ними. Но, с другой стороны, такие деньги, какие папа зарабатывал здесь, в Израиле им и не снились. Если остаться еще на год-два, можно вполне заработать на виллу на берегу Средиземного моря…

А папа? Папу увлекли новые программы, новые неожиданные решения, весь этот лихорадочный ритм американской жизни… Да и зарплата, конечно, играла свою роль.

Поэтому, когда ему предложили остаться еще на год, то, обсудив все с женой, он решил принять предложение.

— А дети? Дети привыкнут, ничего!

И дети, действительно, стали привыкать. Разговоры об Израиле возникали все реже. Новая жизнь постепенно увлекала их за собой. Тем временем родился маленький братик, которого назвали Беньямин, но очень быстро, как положено американскому гражданину, он превратился в Бена.

Михаль начала подумывать о поисках новой работы – теперь, когда дети уже более-менее устроены, быт налажен, и английский освоен, ей стало скучно дома.

Она стала искать варианты, ходить на интервью… Между делом приблизилось лето, и семья решила поехать отдохнуть в горы.

Вещи собраны, папа – невероятно, но факт – взял на работе отпуск на три дня, и вот уже новый роскошный «Ягуар» стремительно летит по автостраде, а на заднем сиденье дети Тали и Дани подпрыгивают от удовольствия. Бен в своем салькале спокойно спит, убаюканный быстрым движением.

**

До цели оставалось около часа езды, когда вокруг начал сгущаться туман. Бледная тень луны свидетельствовала о подступающих сумерках. Папа перестал отпускать шуточки и сосредоточился на дороге, которую видно было все хуже и хуже. Но это не помогло – то ли он устал и на секунду потерял бдительность, то ли еще что-то – но в какой-то момент Михаль с ужасом обнаружила, что машина съехала с трассы, проломила ограду и на всей скорости катится вниз – в пропасть. Дети закричали. Больше ничего Михаль не помнила – она потеряла сознание.

Когда пришла в себя, то ей бросилась в глаза собственная блузка, залитая кровью. «Уже не отстираешь…» — возникла глупая мысль. С огромным трудом повернув голову, Михаль увидела, что Тали, слава Б-гу, с виду целая и невредимая, почему-то стоит рядом с машиной, и держит на руках орущего малыша. Дани сидит рядом, держась за ногу, и стонет. А Илан? Где же Илан? Почему он не помогает? А, он тут, рядом, на сиденье водителя. Илан! Илан! Выходи, помоги детям! Почему ты не отвечаешь? Наверное, он тоже без сознания… Нужно встать самой. При попытке подвинуться Михаль ощутила такую дикую боль, что снова упала в обморок.

Второй раз она пришла в себя уже в больнице, окруженная проводами и приборами, а также врачами, улыбающимися холодными американскими улыбками.

— Миссис Итамар? Мы рады, что Вы пришли в сознание. Это значительное улучшение!

— Что с детьми? С Иланом? – с трудом пробормотала Михаль.

Один из врачей успокаивающее улыбнулся:

— Дети о-кей, девочка и малыш отделались царапинами, а у мальчика перелом ноги. Он прооперирован, и ему уже лучше.

— Слава Б-гу, слава Б-гу! — Михаль, обычно такая деловая и рациональная, ощутила, как по ее щекам текут слезы, и она даже не стесняется чужих людей. Впрочем, при попытке их вытереть, она снова почувствовала сильную боль, а врач сказал:

— Тише, тише! У Вас перелом руки и проблемы с позвоночником, Вам нельзя еще двигаться. Чудо, что Вы вообще вернулись в сознание, Вы ведь уже две недели в больнице…

— Две недели? – Михаль пришла в ужас, — а как же дети…А Илан? Он уже тоже пришел в сознание?

На лице врача появилось непонятное выражение.

 — Приготовьте шприц, — тихо приказал он стоявшей рядом медсестре.

Потом глубоко вздохнул, и повернулся к Михаль:

— Я должен с глубоким прискорбием сообщить Вам, миссис Итамар, увы, Ваш муж не пережил катастрофу…

Михаль не нашла ничего лучшего, как спросить:

— А когда похороны?

Врач смутился.

— Они уже были, миссис Итамар, Вы ведь две недели как…

Михаль не дала ему договорить:

— Как были? Без меня?! Вы с ума сошли! Я даже не успела с ним проститься… Я не верю! Это обман! Илан, Илан! Они говорят глупости, этого не может быть… Илан!!!!!

Сестра, державшая наготове шприц с успокоительным, приблизилась к бьющейся в истерике женщине и быстро ввела лекарство. Михаль вновь погрузилась в царство снов…

продолжение следует

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ