Комментарии к Мегилат Рут — История Рут и Боаза

Дата: | Автор: Рав Наки | версия для печати версия для печати
5402
комментарии к Мегилат Рут

Период Судей

После того, как умер Йеошуа бин Нун, который был предводителем народа Израиля и ввел его в Землю Израиля, наступило время судей. Судья руководил народом, но не обладал авторитетом царя, поэтому часто положение народа было неустойчивым как с духовной, так и с политической точек зрения. Люди относились к судьям пренебрежительно и не принимали их постановлений. Если судья говорил еврею исправить какой-то грех, еврей отвечал ему, чтобы судья сначала исправил свой, который еще больше.

Так евреи того поколения сами судили своих судей и не принимали их авторитет.

Поэтому самые достойные люди поколения отказывались быть судьями, не желая ставить себя в такое неприятное положение. И как результат этого, иногда назначались судьи недостойные, которые судили народ не как положено. Они не старались мирить спорящие стороны и способствовали тому, что в народе увеличивались ссоры и распри.

Всевышний так управляет миром: когда есть мир между людьми — достаточно еды и все сыты. Но когда есть раздоры, споры, никто не уступает – приходит голод.

Как сказали наши мудрецы: «За грех искривления суда – приходит в мир голод; приходит засуха, люди едят и не наедаются».

А так как в том поколении судили неправедно, и каждый делал так, как ему велело его сердце, пришел голод.

Элимелех и его семья

В том поколении был один важный человек, которого звали Элимелех. Он был старожилом города Бейт Лехем. Был он человеком великим в Торе, богатым и уважаемым. У него была праведная жена, которую звали Наоми (что значит «приятная»), красивая и с хорошими манерами, приятная в общении. Она собирала пожертвования для бедных, успокаивала и подбадривала их. У Элимелеха и Наоми было два сына – Махлон и Кильйон, и они также были достойными и великими в Торе.

Почему имя этого человека было Элимелех? Потому, что он думал, что от него произойдут цари. Он был из колена Йеуды и из семейства Нахшона сына Аминадава, который был главой колена. Но Элимелех не удостоился этого, так как не заботился о народе в их тяжелом положении. Он не знал, что главное в деятельности царя – это забота и милосердие по отношению к народу. Как это было у царя Давида. Всевышний выбрал его быть царем в Израиле за то, что тот бережно относился к стаду, которое пас.

Когда наступили голодные годы, Элимелех сказал: «Если в годы сытости были ссоры и споры, и поколение судило своих судей, так что же будет сейчас, когда пришла нужда? Наверняка страна наполнится разбойниками и грабителями, и никто не сможет указывать им, что можно, а что нельзя».

И еще он подумал, что из-за бедности все начнут приходить к нему просить одолжить им денег. И решил сбежать, покинуть Землю Израиля. И действительно, Элимелех тайно покинул Землю Израиля и ушел в землю Моав.

Говорят мудрецы, что неслучайно Элимелех пошел в землю Моав. Известно, что моавитяне жадны. Они не встретили народ Израиля хлебом и водой, когда те проходили через их страну при выходе из Египта, и за это им было запрещено входить в народ Израиля, то есть проходить гиюр.

Суд не медлит

Элимелех пришел с семьей в землю Моав. Сначала он хотел поселиться в большом городе, так как там были лучшие условия для торговли. Но он увидел, что в больших городах жители ведут себя распущенно, и решил поселиться в небольшом местечке.

И вот, через короткое время Элимелех умер. Но дети его продолжали жить, так как Всевышний ждал, что, может быть, они «яхзеру битшува» (раскаются) и вернутся в Эрец Исраэль. А наказание Элимелеху пришло сразу, так как из-за него увеличились страдания народа Израиля.

Орпа и Рут

После того, как умер Элимелех, его сыновья женились на моавитянках. Все время, пока Элимелех был жив, они не осмеливались сделать такой шаг. Но после его смерти, Наоми, оставшись одна, не смогла им противостоять. Это учит нас, что если человек живет среди другого народа, он растворяется в нем. Даже такие большие праведники как Махлон и Кильйон не могут сказать: «Мы сильны в нашей вере, мы убережемся, окружение на нас не подействует» — ведь написали мудрецы: «Не верь в себя до последнего дня».

Поскольку Махлон и Кильйон были важного происхождения, они взяли себе жен также важного происхождения – дочерей царя Моава, Эглона. Махлон женился на Рут (имя которой от рождения было Галит), а Кильйон женился на Орпе. Рут и Орпа отличались хорошими качествами и за время их семейной жизни узнали еврейский образ жизни, но пока еще не прошли гиюр.

Смерть Махлона и Кильйона

Десять лет прожили Махлон и Кильйон в земле Моава. Сначала они хотели пожить в Моаве короткое время, но так получается у людей, которые покидают Землю Израиля – они застревают там надолго.

В течение всего того времени Всевышний ждал, может быть они одумаются и вернутся в Землю Израиля. Всевышний посылал им знаки, намекающие, что они должны вернуться: сначала умерли их лошади, затем их верблюды и ослы. Но Махлон и Кильйон не поняли намеков и через 10 лет умерли и они сами.

Гемара расказывает, что настоящие имена их были Йоаш и Сараф. А почему их называли именами Махлон и Кильйон? Потому, что «намху» и «калу» из мира. То есть исчезли сами и не оставили никого после себя, и исчезла память о них.

Но, как мы увидим дальше, удостоился Махлон, что в Земле Израиля осталось его имя благодаря его жене Рут. И на это есть намек в его имени Махлон. Махлон – от слова «мехила» — прощение, так как простилась ему вина и осталась от него память.

Хешбон нефеш (отчет перед собой)

Скорбящие и подавленные, остались Наоми, Рут и Орпа без всякой опоры и материальной поддержки. Особенно тяжело было Наоми, которая потеряла мужа и сейчас потеряла двоих сыновей, которые не оставили детей. Когда сидели «шива», то есть в течение первых семи дней после смерти Махлона и Кильйона, Наоми сделала «хешбон нефеш». Она раскаялась в том, что покинула Землю Израиля, оправдала суд Всевышнего над ней и решила, что сразу же после «шива» возвращается в Землю Израиля.

И действительно, на следующий день после «шива» она встала рано утром и собралась тут же выйти в путь. Она не хотела медлить ни минуты, так как если бы она подождала немного, то собрались бы соседи, принесли ей еду на дорогу, стали прощаться и все это задержало бы ее, так как она была важная, уважаемая всеми женщина.

Когда увидели ее невестки, что она встала и уходит, они тоже встали и присоединились к ней. Они не хотели оставлять ее – одинокую и бедную, а также у них было большое желание прилепиться к Торе Всевышнего, которую узнали в годы их замужества.

Конец голода

По пути Наоми встретила торговцев, пришедших из Земли Израиля, торговавших украшениями и пряностями. Поняла Наоми, что если люди занимаются продажей украшений и пряностей, это знак, что голод закончился.

А мудрецы говорят, что Наоми услышала это от ангела, которого послал ей Всевышний. Это дало ей уверенность в том, что Всевышний поможет ей добраться до Земли Израиля. Поэтому она не стала ждать, пока соседки принесут ей еду и вышла в дорогу.

Выход в дорогу

Наоми вышла в путь со своими невестками. Это ее действие оставило свой след в городе, в котором они проживали. Известно, что праведник – украшение города. Благодаря ему жители «выпрямляют свои пути», становятся лучше. Благодаря праведникам город получает от Всевышнего благословение земли и урожая. И действительно, в течение всего того времени, пока Наоми жила в городе, она влияла на его жителей, удерживая их от распутства и разврата. А сейчас, когда она ушла, жители вернулись к своему недостойному поведению.

Наоми вышла в путь со своими невестками с пустыми руками, и даже обуви не было на их ногах.

Они не мешкали ни минуты, так как страстно хотели прийти в Землю Израиля. Несмотря на то, что обычно человеку стыдно вернуться на родину, после того, как он «упал» и опустился в своем положении, Наоми стремилась вперед. В своем унижении она видела наказание, которое ведет к прощению, за то, что она покинула Землю Израиля. Она принимала свои страдания с любовью. Они так спешили, что не стали ждать каравана, который бы двигался в Землю Израиля, чтобы присоединиться к нему. Они шли сами, настолько большим было их стремление к Земле Израиля.

Пути расходятся

Так дошли они до развилки дорог, одна из которых вела в Эрец Йеуда.

Тут обратилась Наоми к невесткам, и сказала им: «Идите, вернитесь в дом отца и пусть Всевышний сделает с вами милость, как вы делали со мной. Вы доказали вашу преданность мне, сделали милость с умершими мужьями: занимались их похоронами, отказались от денег, которые полагаются вам по ктубе, участвовали в моем горе и проводили меня до Земли Израиля. Хесед, который вы сделали со мной, похож на «хесед шель эмет», который делают умершим. Милосердие по отношению к умершим называется настоящим милосердием, так как они не могут вернуть за него добром. Также и я не могу отплатить за ваше добро, так как у меня нет ничего. Единственное, что я могу сделать для вас, это благословить вас: «Пусть Всевышний сделает вам милость и даст вам из Своей широко открытой руки. А милость Всевышнего совершенна».

А теперь, дочери мои, идите своей дорогой, выйдите снова замуж и стройте заново свою жизнь, жаль мне, если вы пойдете за мной и разрушите все свое будущее.

«Вернусь с тобой к твоему народу»

Рут и Орпа услышали ее слова и начали плакать навзрыд. Орпа плакала, в основном, из-за того, что она прощается со свекровью. И это прощание было тяжело для нее, так как она была привязана к ней и испытывала к ней самые теплые чувства. А Рут плакала, так как на самом деле хотела всем сердцем прилепиться к ней и к Торе Всевышнего. Сказали они Наоми: «Ты осталась одинокой и обедневшей. Мы вернемся с тобой к твоему народу, мы не оставим тебя одну. Мы хотим быть около тебя, чтобы ты учила нас богобоязненности и еврейству. Ведь только с тобой мы можем вернуться к твоему народу и пройти гиюр. Сами мы не можем этого сделать».

Всевышний, который видит то, что в сердце человека, знал, что Рут сказала это от всего сердца, а Орпа только устами.

Разве я могу еще родить

Сказала им Наоми: «Для чего вам идти со мной. Разве у меня есть еще сыновья, которые женятся на вас. Может быть, вы думаете, что я еще выйду замуж и рожу сыновей? Так я уже стара, чтобы выйти замуж. И даже если бы я была молодой и была бы у меня надежда еще рожать, то может быть, родила бы девочек, а не мальчиков. И даже если я рожу мальчиков, неужели вы согласны столько времени ждать и оставаться вдовами? И даже если вы согласны, то может быть, вырастут эти сыновья и не согласятся жениться на моавитянках, так как не захотят принимать закон том, что моавитянкам разрешено проходить гиюр. И еще, могут сказать, что вы не способны рожать. Ведь десять лет вы были замужем за Махлоном и Кильйоном и не родили детей. Или, может быть, не захотят жениться на вас, так как вы будете уже в преклонном возрасте, близком к старости.

А может быть, вы скажете, что «в честь нашей свекрови и в честь наших бывших мужей не будем выходить замуж». Этим вы не сделаете мне добро. Если вы сделаете так, то я буду мучиться намного больше, чем вы. Так как смотреть на то, как вам тяжело, будет мне невыносимо и никакой пользы для меня из этого не выйдет.

Идите, дочки, своим путем, так как вы натерпелись достаточно со мной и будет горькой ваша жизнь. Знаю я, что мои грехи привели к смерти моих сыновей. А на вас нет вины».

Наоми назвала их «мои дочери», а не «мои невестки». Этим она показала им, что жалеет их, как мать жалеет своих дочерей и не хочет, чтобы они остались вдовами, а не как свекровь, которая испытывает ревность, если овдовевшая невестка еще раз выходит замуж.

Сила слез

Когда услышали Рут и Орпа эти слова, выходящие из горячего любящего сердца, и показывающие, насколько хорошая душа у их свекрови, зарыдали еще сильнее, пока силы не покинули их. Сказали мудрецы, что в заслугу четырех слезинок, которые пролила Орпа, вышли от нее четыре богатыря: Саф,  Мадин, Гольят и Яшви.

Распалась связка

Тут разошлись дороги невесток. Орпа поцеловала свекровь и пошла своей дорогой, то есть, повернулась к ней затылком. Затылок на иврите «ореф». Что намекает на ее имя «Орпа». А Рут «раата», то есть видела, что стоит за словами свекрови и решила всем сердцем прилепиться к Торе Всевышнего. Она приняла на себя, кроме семи заповедей Ноаха, выполнять которые обязаны все неевреи, еще 606 заповедей (числовая гематрия имени Рут – рейш, вав, тав – 400+6+200=606). То есть, приняла на себя исполнение всех 613 заповедей.

У Орпы родился Гольят – большой грешник, который поносил Всевышнего, а от Рут произошел Давид – царь Израиля, который смог одолеть и убить Гольята и принес спасение народу Израиля.

Обратилась Наоми к Рут и сказала ей: «Ты упрашиваешь меня остаться со мной. Но, может быть, ты это делаешь, так как стесняешься покинуть меня. Сейчас тебе некого стесняться. Твоя сестра вернулась, возвращайся и ты. Твоя сестра наверняка выйдет замуж за важного человека и построит заново свою жизнь. Иди и ты по ее стопам».

Твердое желание

Сказала Рут Наоми: «Твои слова ранят меня как стрелы. Я не двулична в своих словах. Я решила твёрдо пройти гиюр и присоединиться к народу Б-га любой ценой. Я прошу тебя, чтобы ты согласилась, чтобы я была с тобой, чтобы ты научила меня Торе и заповедям».

Левая рука отталкивает

Увидела Наоми, что слова Рут правдивы и начала рассказывать ей о Торе и заповедях, о многочисленных деталях всех законов и о тяжелых наказаниях, которые ждут тех, кто нарушает заповеди Всевышнего.

Наоми хотела, чтобы изначально Рут знала об этих наказаниях и чтобы еще раз взвесила верность своего решения. При этом, Наоми вела себя так, как приписывает «hалаха», то есть закон Торы. Закон говорит, что когда гер приходит с желанием пройти гиюр, «отталкивают» его несколько раз – рассказывают о наказаниях, чтобы мог он в последний момент передумать. И если, несмотря на это, он стремится прилепиться ко Всевышнему, его больше не отталкивают.

Сначала Наоми рассказала ей о заповеди субботы, так как эта заповедь основополагающая в иудаизме, из которой исходят вера во Всевышнего, Его единство и в то, что Он создал из ничего весь мир. А затем рассказала еще много законов и Рут с готовностью слушала их.

Сказала ей Наоми: «Ты должна знать, что еврейские женщины не ходят в театры, цирки и на другие зрелища, куда ты привыкла ходить в доме отца. Сказала ей Рут: «Туда, куда ты ходишь, туда и я буду ходить».

Сказала ей Наоми: «Есть на нас обязанность выполнять 613 заповедей».
Сказала Рут: «Я принимаю на себя всем сердцем все заповеди. Твой народ – мой народ».
Еще добавила Наоми: «Запрещено нам служить идолам и звездам, как привыкла ты из отцовского дома».
Сказала Рут: «Твой Б-г, мой Б-г».

В конце сказала ей Наоми: «Знай, что в Торе есть четыре вида смертной казни, которые может присудить еврейский суд. Это очень страшная смерть. И ее могут присудить тем, кто преступает заповеди Всевышнего, например, заповедь субботы и другие».

Сказала Рут: «По законам, по которым тебе полагается смерть, по тем же законам пусть и мне полагается смерть. И пусть будет на то воля Всевышнего, чтобы я не совершала грехов и умерла естественной смертью».

Также сказала Рут, что она хочет быть похоронена в Земле Израиля. Так как тот, что похоронен в Земле Израиля, как будто похоронен под жертвенником.

Правая рука приближает

Увидела Наоми, что чем больше она убеждает Рут, тем больше та настаивает на своем и не соглашается с ней, и сказала себе: «Сейчас, когда Рут хочет пройти гиюр всем сердцем, она нуждается в душевных силах больше, чем раньше, и поэтому нужно помогать ей, чтобы укрепить и поддержать ее.

И теперь нужно вести себя с ней по правилу: правая рука приближает». И тогда она рассказала ей о награде, которая ждет праведников в будущем мире.

С этого момента, в свитке Рут все время написано о Рут и Наоми – «и пошли вместе», чтобы показать, насколько любимы Всевышнему геры.

По пути в Бейт Лехем

И так Наоми и Рут продолжали свой путь. И хотя Рут была моложе Наоми, ей было трудно идти с ней в одном темпе. Тяжело стало ей идти после того, как приняла на себя Тору и заповеди, так как Тора забирает силы.

И вот, когда они были еще в пути, наступило 15-ое число месяца нисан – праздник Песах. Но Наоми и Рут не остановились, а продолжали путь даже в этот день. И это было разрешено им Торой. В случае «пикуах нефеш», то есть для спасения души, можно продолжать путь в праздник. И действительно, была у них опасность и с точки зрения духовной, и с точки зрения физической. Физическая опасность для жизни, так как не было у них еды и надо было спешить дойти до Эрец Йеуда, чтобы могли утолить голод. А духовная опасность была в том, что царь Моава мог послать за ними гонцов, чтобы заставить Рут вернуться в Моав. Так продолжали они идти вместе, и Всевышний берег их, чтобы по дороге никто не причинил им вреда, пока не пришли в Бейт Лехем.

Переполох в городе

16-ого нисана, на следующий день после первого дня праздника Песах, пришли Наоми и Рут в Бейт Лехем. Есть правило в Торе: «Мицва горерет мицва» — то есть, заповедь влечет за собой еще заповедь. За то, что они спешили выполнить заповедь – поселиться в Эрец Исраэль, удостоились сейчас исполнения другой заповеди: готовить омер, то есть участвовать в жатве омера ячменя, которую выполняли именно в этот день. Выполнение этой заповеди сопровождалось большой церемонией. И жители всех соседних с Бейт Лехемом городов собрались, чтобы участвовать в ней.

Кроме того, в тот день умерла жена Боаза. Боаз был одним из самых великих людей в Торе в том поколении. Поэтому очень много людей собрались на похоронную процессию, чтобы исполнить заповедь милости умершим, и проводить его жену на кладбище. Боаз был близким родственником Наоми. Он был племянником Элимелеха (то есть, сыном брата Элимелеха).

Бейт Лехем был полон людей, когда Наоми и Рут туда пришли. И так как Наоми была женой важного человека и многие знали ее, женщины города собрались вокруг нее.

Это ли Наоми?

Женщины с удивлением смотрели на Наоми и не верили своим глазам. Это та Наоми, которую мы когда-то знали? Ведь когда-то она ходила в блестящей золотой обуви, а сейчас пришла босая, раньше одежда ее была из шелка и бархата, а сейчас одета в тряпье, раньше лицо ее было розовым от сытости, а сейчас стало бледным от голода. Сказала им Наоми: «Если были у человека и богатство, и сыновья, и вдруг он обеднел, есть у него утешение – его сыновья. А если он потерял и сыновей, то все-таки остался здоровым и есть у него силы терпеть свое горе. Но если и здоровье его очень слабое, то он как разбитый сосуд. И поэтому не называйте меня больше Наоми, так как слово Наоми означает «приятная», а называйте меня Мара – от слова «горечь» и «страдание»».

Оправдание суда

Увидела Наоми, что есть в вопросах женщин недоумение, как Всевышний мог такое допустить. Как могло случиться, что такая праведная, известная милосердными поступками женщина — так сильно страдает, как будто, не дай Б-г, нет праведного Суда и нет Судьи.

Сказала им Наоми: «Всё, что со мной случилось, это от Всевышнего, справедливого и доброго. Все добро и зло, которые случаются с человеком – от Всевышнего. Человек думает, что от Всевышнего пришло к нему зло, а в будущем выяснится, что из этого зла выросло добро».

Боаз – судья Израиля

Боаз был главой поколения, который управлял им в духовной области и в политической.

Сначала его имя было Ивцан, так как он был «ав цон кдошим», то есть главным пастухом своего святого народа, народа Израиля.

Но все называли его Боаз, что отражало его высокую сущность «бо – оз», то есть « в нем сила». А сила его в том, что он управлял своим ецером, то есть был властелин над своими желаниями. И от него и его потомков вышел царь Давид.

Подарки бедным

Наоми была двоюродной сестрой Боаза, то есть двоюродной сестрой главы поколения, и могла бы попросить у Боаза материальной помощи, и, конечно же, Боаз дал бы ей все, что ей необходимо, но она не хотела получать подарки от людей и искала путь, как ей можно обеспечить себя самой.

В ту пору, когда Наоми и Рут вернулись в Землю Израиля, началась пора жатвы, когда косят урожай на полях. Всевышний, который милосерден ко всем своим созданиям, дал три заповеди, которые должны выполнять жнецы. Эти заповеди называются «подарки бедным» («матанот ла-эвьйоним»). И вот эти три заповеди:

  • Лекет
  • Шихеха
  • Пэа

Объясним их:

Лекет – если во время жатвы упал один колосок или два, нет у жнеца права поднять их, он должен оставить их на поле, а бедные собирают их для себя. Но если упали три колоса или больше, то жнец может их взять.

Шихеха – если жнец забыл сноп (омер), то есть связку колосьев, в поле, он не может ее забрать, а обязан оставить ее в поле.

Пэа – жнец обязан оставить на краю поля нескошенный урожай для бедных.

Наоми и Рут решили, что свое пропитание они будут добывать от этих «подарков для бедных», которые принадлежат по справедливости бедным по закону Торы.

Чистота души

Обратилась Рут к Наоми и сказала ей: «Не стоит тебе идти в поле собирать колоски, так как ты важная и известная женщина – и это недостойно твоего положения. А я – моавитянка, никто меня здесь не знает, и я могу не стесняться идти и собирать колосья».

И чтобы еще больше успокоить Наоми, сказала ей: «Знай, что колосья, которые я соберу, милее мне драгоценных камней, которые были у меня в отцовском доме, доме царя Моава, так как я знаю, насколько велико благо, которого я удостоилась – жить в наделе Всевышнего в соответствии с Его Святой Торой».

И еще добавила Рут: «Я поищу владельца поля, который благосклонно относится к бедным, которые подбирают колосья на его поле. Чтобы мысли его были о Торе и он не смотрел бы на женщин. Я буду подбирать только два колоска и не больше, как ты меня учила, что три колоска – это уже не «лекет», и нельзя брать себе.

Ответила ей Наоми: «Иди, дочь моя. Ты дорога мне как дочь. Я не хочу умалить твоего достоинства. Но так как сейчас это необходимо, то иди».

Рут в поле Боаза

По дороге Рут и искала поле, жнецы которого ведут себя красиво. Она делала себе знаки, чтобы запомнить путь обратно, чтобы не пришлось ей по дороге домой спрашивать людей и вступать с ними в долгую беседу.

И Всевышний, направляющий шаги своих праведников, привел ее на поле Боаза – судьи Израиля, работники которого были праведными евреями, а не на какое-либо другое поле, чтобы никто из жнецов не смотрел на нее, и не навлек на себя никакого греха, так как была она стройна и красива.

Из трех подарков для бедных: лекет, шихеха и пэа, выбрала Рут для себя только лекет, то есть, собирать колоски. А не шихеха, так как она боялась, что вдруг жнец не забыл эту связку колосьев, а просто оставил ее, чтобы забрать потом, и не пэа, так как на этом участке нескошенного поля для бедных, собирается много народа. И она не хотела ходить среди них, так как это было нескромно.

Она старалась ходить вслед за жнецами, а не перед ними. И вела себя умно. Сначала она направлялась в конец поля, не собирая колосьев, чтобы не было тяжело их нести. И только по дороге назад собирала их.

Рут собирала колосья на поле Боаза в течение шести дней. За это время Боаз ни разу не появлялся на поле, так как он сидел «шива» по умершей жене.

И вот, в последний день «шива», когда закончилось время траура, он пришел на поле. Это было необычно для него, так как он редко приходил на поле, и была в этом рука Всевышнего.

Ум и скромность

Когда Боаз увидел Рут, он спросил работника: «Чья это девушка?». И мы должны понять, почему Боаз вдруг интересуется чужой женщиной? Разве это подходит такому важному и великому в Торе человеку?

Дело в том, что Боаз увидел в этой женщине необыкновенный ум и скромность.

Ум – в том, что она собирает только по два колоска – это означало, что она сведуща в «hалахе» и богобоязненна. А скромность в том, что все остальные женщины, когда собирали колоски, нагибались, чтобы поднять их, а Рут или собирала те колоски, которые остались стоять, или приседала, чтобы поднять те колоски, которые лежали, чтобы движения ее были скромны. А также не разговаривала, как другие, со жнецами, и старалась не привлекать к себе внимание. В книге Зоар написано, что Боаз увидел скромность Рут, что на всем, что она делает, есть благословение, и что дух святости пребывает на ней, и тогда спросил, кто она.

Достоинства Рут

Жнец понял из вопроса, что, может быть, Боаз заинтересован жениться, и ответил ему: «Девушка эта – моавитянка, она вернулась с Наоми с полей Моава». И в этом ответе перечислил жнец все достоинства Рут.

Во-первых, он назвал ее молодой, то есть, женщиной, которая может еще родить ему детей (Рут было 40 лет, а Боазу – 80 лет). И это было очень важно Боазу, так как все его дети умерли.

Во-вторых, она – моавитянка. И в это время суд еврейских мудрецов уже установил алаху, что женщина моавитянка, в отличие от мужчины моавитянина, может пройти гиюр.

И, в-третьих, он сказал, что она вернулась с полей Моава. Это значило, что она покинула все богатство отцовского дома, и вернулась с обедневшей Наоми – и это показывало на ее доброе сердце и благородство. И также на то, что она прошла гиюр, чтобы быть со Всевышним, а не для пользы в материальной жизни.

И еще, добавил он, рассказывая о Рут, она ведет себя очень скромно. Старается идти только вслед за жнецами. Вот уже несколько дней она на нашем поле и никто не видел и кончика ее пальцев.

Не иди собирать на поля других

Когда Боаз услышал эти слова, он обратился к Рут и сказал ей: «Дочь моя, не ходи на поля других, все время приходи только на это поле, так как знаю я, что мои работники праведны, и я всегда лично наблюдаю за этим полем. А также я сказал работникам, что ты можешь пить из тех же сосудов, что и они. И всегда сама бери себе воду, не спрашивай у них разрешения, чтобы не начинать беседовать с ними».

Написано в мидраше, что вода эта была особенной. Тот, кто пил ее, наполнялся духом святости. Боаз увидел, что есть у Рут дух святости, от ее взгляда благословлялся урожай. И хотел, чтобы она еще больше росла в своей святости.

Когда услышала Рут слова Боаза, полные милости к ней, сердце ее наполнилось благодарностью, и она спросила его: «Почему я удостоилась такой благосклонности. Ведь я не еврейка, из страны Моав. А написано в Торе о народах Моав и Амон:

«Не желай мира с ними и добра им во все дни вечно». А если так, то почему я удостоилась таких слов похвалы и благословения?»

В этот момент Боаз вдруг забыл закон, который разрешает моавитянкам пройти гиюр и стать частью еврейского народа.

Тут же раздался голос с неба: «Пусть амонитянин и моавитянин не войдут в народ Израиля. Амонитянин – а не амонитянка; моавитянин – а не моавитянка».

Слова утешения

Сказал ей Боаз: «Я много слышал о том, как милостиво ты вела себя по отношению к твоей свекрови. И это показывает, что нет у тебя плохих черт, присущих моавитянам. А также известно мне, что ты прошла гиюр в то время, когда могла в спокойствии и благополучии жить в своей стране».

Написано в мидраше, что сказал Боаз: «Известно мне благодаря пророчеству, что в будущем произойдут от тебя цари и пророки, потому что ты сделала столько добра своей свекрови: обеспечивала ее после того, как умер твой муж, оставила своих отца и мать, свою землю и пришла, чтобы пройти гиюр.

Знай, что то испытание, которое ты прошла, больше, чем испытание праотца Авраама. Всевышний приказал Аврааму: «Иди себе из твоей земли, из твоей Родины, из дома твоего отца». А ты пошла по собственному желанию, несмотря на то, что Наоми настаивала, чтобы ты осталась.

Награда твоя настолько велика, что не в силах человека воздать тебе.

И только Всевышний может воздать тебе. Ты выполнила заповедь «делать добро», а награда за эту заповедь — и в этом мире, и в будущем мире.

В будущем мире ты удостоишься получать удовольствие от сияния Шехины. А здесь, в этом мире, ты удостоишься удивительного долголетия и увидишь царя Шломо – из твоих потомков.

Ответила Рут Боазу: «Твои слова приносят мне утешение и возвращают силы душе. До сих пор у меня были сомнения, могу ли я стать частью народа Б-га. Боялась я, что не смогу подняться даже на уровень кнаанейской рабыни, так как кнаанейская рабыня, выйдя на свободу, может выйти замуж за еврея, а я, может быть, никогда не смогу примкнуть к этому святому народу. А сейчас ты утешил меня. И не только тем, что я могу войти в народ Израиля. Ты также открыл мне, что в будущем мире я буду рядом с праматерями евреев – Сарой, Ривкой, Рахелью и Леей.

Когда пришло время еды, пригласил ее Боаз кушать вместе с работниками. Рут стеснялась присоединиться к ним и села с краю. Взял Боаз пальцами небольшой кусок хлеба и протянул ей, как дает хозяин гостю, который стесняется сам взять. Пишут мудрецы: то ли было благословение на пальцах Боаза, то ли оно было на Рут, но от этого маленького куска хлеба она сразу насытилась.

Делать милость, не унижая

Тут же после того, как Рут закончила кушать, она проворно вскочила, чтобы продолжать свою работу – собирать колоски. После того как она ушла, обратился Боаз к своим работникам и сказал им: «Пусть эта женщина собирает между связками колосьев, а также оставляйте иногда небольшие связки колосьев, как будто вы их забыли».

Боаз хотел дать ей пропитание так, чтобы не унизить ее. Она была очень бедна, но при этом — дочь уважаемых в ее народе людей, живущих в богатстве и почете.

Тот, кто желает другим добра, будет благословен

Но Рут почувствовала это и не хотела брать то, что ей дают из жалости. Она работала до позднего вечера и собирала только то, что можно по закону. По окончании работы, решила Рут сама очистить колосья, чтобы принести домой только чистые зерна. Было благословение на ее работе. После этого тяжелого труда осталась у нее эйфа зерен. Этого количества зерен хватало ей и Наоми на десять дней.

Когда Рут вернулась домой с зерном, Наоми была очень удивлена, что она собрала такое большое количество зерна. Наоми испугалась, может быть, Рут собирала колоски не по алахе. Рут тут же достала половину куска хлеба, которую оставила для Наоми. Наоми сразу поняла, что если Рут насытилась таким маленьким кусочком хлеба, то есть на ее делах благословение Всевышнего, и значит все зерно, которое она принесла, тоже от благословения Свыше.

Рут знала, что Наоми испытывает голод. Поэтому не дала ей ждать, пока сделает из зерен муку и испечет хлеб, а тут же протянула ей кусок оставленного специально для нее хлеба. Сказала Наоми Рут: «Ты такая работящая и не ленивая, и Всевышний благословляет все, к чему ты притрагиваешься. Тот, кто на тебе жениться, удостоится славной и проворной жены».

На вопрос Наоми, где она собирала колоски, ответила Рут, что человека, на поле которого она собирала колоски, зовут Боаз. И он сделал с ней большую милость – дать хлеб голодному бедняку. И эта милость больше, чем дать цдаку, как написано у наших мудрецов: «отрежь бедному твой хлеб».

Когда Наоми услышала, что Всевышний привел Рут на поле Боаза, обрадовалась и сказала, чтобы она ходила только на его поле, так как девушки, подбирающие там колоски, скромные и богобоязненные. И еще она сказала ей, что Боаз ее родственник, и есть на нем обязанность жениться на ней, чтобы осталось имя от Махлона, ее мужа, так как он умер без детей.

В течение всего времени жатвы продолжала Рут собирать колоски на поле Боаза. И так прошли три месяца. И сейчас пришло время, что Рут могла выйти замуж за еврея.

Написано в Гемаре, что женщина, прошедшая гиюр, должна ждать три месяца, по истечении которых она может выходить замуж.

Если бы Наоми думала только о себе, конечно бы предпочла, чтобы Рут осталась около нее и ухаживала за ней. Но Наоми хотела добра для Рут, ведь известно, что нет покоя для женщины нигде, кроме как в доме мужа.

Сказала Наоми Рут: «Послушай, дочь моя, ты знаешь, что я хочу тебе добра. Поэтому слушай, что я тебе скажу. И даже если мои слова покажутся тебе неприемлемыми, знай, что все, что я говорю – только для добра тебе.

Заповедь «ибум»

Говорит Святая Тора, что если умер человек, и не оставил за собой детей, его душа не находит полного покоя в будущем мире. Поэтому есть заповедь у его братьев стараться сделать так, чтобы у умершего брата остались те, что ему наследует, и так не сотрется его имя из Израиля. И благодаря этому душа умершего брата будет привязана к душам праведников, обитающих под престолом Всевышнего, и обретет покой.

Как этого достичь? Один из братьев умершего должен жениться на вдове брата. А сын, который у них родится, считается наследником умершего брата. И для этого сына справедлив закон: «сын своими добрыми делами удостаивает отца награды в будущем мире».

Эта женитьба брата умершего на его вдове называется «ибум».

Из Торы обязанность делать «ибум» лежит только на братьях умершего, а не на других родственниках. Но в их время, был обычай, что если у умершего нет братьев, то другой родственник должен жениться на его вдове, чтобы у умершего был наследник.

Четыре брата

У Элимелеха было три брата:
—   Сальмон (отец Боаза)
—   Тов
—   отец Наоми

У Элимелеха : два сына Махлон и Кильйон
У Сальмона: сын Боаз
У отца Наоми: дочь Наоми
У Това: нам неизвестно.

Наоми обращается к Рут и говорит ей: «Боаз – наш родственник. И если он на тебе женится, то у твоего мужа Махлона останется наследник. Но, кроме того, Боаз – самый подходящий для тебя человек. Ты убедилась в его высоких духовных качествах, благородстве и милосердии. Также и он оценил тебя. Поэтому сделай то, что я тебе скажу…

Сейчас закончилось время жатвы и пришло время провеивать урожай на ветру. Боаз сегодня должен провеивать свой урожай. И так как дни стоят жаркие, Боаз будет делать эту работу вечером и ночью. И ночью он не вернется ночевать домой, а останется в поле, так как не положено мудрецу Торы отправляться ночью в путь одному. А так же, есть много нечестных людей, которые могут забрать чужие снопы. И поэтому многие хозяева полей предпочитают ночевать в поле.

Знай, что именно сейчас, после очищения зерна, когда человек видит, как облагодетельствовал его Всевышний, сердце его радуется. И именно это время больше всего подходит для женитьбы, поэтому не мешкай. А уже сегодня иди ночью к нему на поле, выскажи ему то, что у тебя на сердце, а он уже будет знать, что нужно делать дальше.

Возьми на себя «кабалот», очисть себя от всех плохих мыслей, которые, может быть, остались у тебе из твоей прошлой жизни в доме отца, чтобы ты была достойна выйти замуж за такого большого мудреца Торы. Когда ты придешь на поле, спрячься и дождись, когда все работники разойдутся, а после того, как Боаз поужинает, восстановит свои силы и пойдет спать, выйди из своего укрытия и скажи ему все. И пусть Всевышний будет с тобой.

«Закрыть рот» сотону

Когда мы читаем о том, какой совет дала Наоми Рут, мы поражаемся, почему Наоми сказала Рут действовать таким путем. Ведь Боаз знал, что у Рут высокая душа и очень ценил ее. Наоми могла поговорить с ним о Рут или послать к нему кого-то с поручением поговорить о Рут и закончить дело достойным, уважаемым путем. Что стоит за этим советом праведницы Наоми?

Наоми в духе святости видела, что из этой женитьбы Боаза и Рут выйдут в будущем цари Израиля. От царя Давида и до царя Машиаха. Есть в этой женитьбе большая святость, а там, где есть большая святость, сотон больше всего старается сделать что-то против нее, и в его силах, не дай Б-г, испортить начинание и изгнать святость.

Поэтому Всевышний дал Наоми мысль именно так напутствовать Рут – сделать поступок, который на первый взгляд кажется неприглядным и некрасивым. И все это для того, чтобы сотон не понял, что есть здесь большая святость и не вмешался бы, чтобы разрушить ее. Так создание царства Давида и Машиаха произойдет без помех. И еще видела Наоми, что эта ночь благосклонна в глазах Всевышнего. Сказала Наоми Рут, чтобы она не боялась, что Боаз плохо отнесется к ней, так как эта ночь – время радости Боаза и есть на нем дух святости.

Рут приходит на гумно

Когда услышала Рут от Наоми, что она должна сделать, сказала ей: «Несмотря на то, что я не понимаю причины такого поступка, и несмотря на то, что я сама никогда бы так не поступила, я сделаю это, так как слова эти вышли из твоих уст». Когда Рут шла на гумно Боаза, после каждого шага она говорила: «Я выполняю наказ моей свекрови». Она делала это не ради себя. Главное ее намерение было в том, чтобы вышли от нее праведники, достойные заседать в Санhедрине, а также царь Шломо, который построит Храм на месте гумна Арвона-евусея.

Еда праведника

И вот Рут стоит на месте, где ее не видно и наблюдает за тем, что происходит. И, действительно, как говорила Наоми, Боаз закончил работу с зерном и сел покушать. Эта еды была первой после долгого периода, когда Боаз не ел досыта. Все годы, пока был голод на земле Израиля, Боаз позволял себе кушать очень мало. И это несмотря на то, что он был богат, и мог бы позволить себе питаться вдоволь. Но Боаз хотел быть со всеми в их беде. И только сейчас, когда окончилась пора голода, вырос новый урожай и собрали его, – мог Боаз радоваться со всеми и есть досыта. Он ел в радости, раздумывая о Торе, благословляя и благодаря Всевышнего за то, что Он принял молитвы и спустил благополучие на Землю Израиля.

Рут открывается Боазу

После того, как Боаз поел, попил и благословил Всевышнего, он направился, чтобы лечь спать на краю стога колосьев, как принято у праведников, которые не ищут для себя удобств.

А когда заснул, Рут подошла к нему. Осторожно, не дотрагиваясь до него, она села недалеко от его ног. В полночь Боаз проснулся, так как был привычен учить в полночь Тору (и так же в будущем поступал его правнук, царь Давид). И вдруг он увидел женщину, сидящую около его ног. Боаз испугался. «Кто ты?» — спросил он. «Я – Рут, и я пришла к Вам, так как есть у Вас возможность восстановить имя моего мужа – Махлона, если Вы женитесь на мне, так как Вы его близкий родственник».

Ты – великая из женщин

Боаз видел благодаря духу святости, что в будущем произойдет от нее царь Давид и видел чистоту ее помыслов. Поэтому ответил ей: «Большую милость ты хочешь сделать умершему мужу Махлону – восстановить его имя в Израиле. И поэтому ты готова выйти замуж за такого старого человека как я. И сердце твое не совращается помыслами выйти замуж за молодого мужчину. Знай, что эта милость, которую ты делаешь для своего мужа Махлона, больше той милости, которую ты оказала ему, когда ты занималась его похоронами. И не бойся, что я не захочу на тебе жениться, из-за того, что я судья Израиля, а ты незнатного происхождения, пришелица из другого народа. Ценность твоя в твоей душе, в ее высоких качествах и в твоих милосердных делах.

Но, — сказал ей Боаз, — есть родственник, который ближе по родству твоему мужу, имя его Тов, и у него есть приоритет в восстановлении имени твоего мужа. Тов – брат Элимелеха, а я – его племянник.

Поэтому останься до утра здесь, а утром я спрошу у Това, хочет ли он на тебе жениться».

Утром, когда еще не рассвело, сказал Боаз Рут, чтобы она поспешила уйти, чтобы не видели ее на его поле, так как обязан человек вести себя так, чтобы не вызвать к себе подозрений, даже неоправданных. Человек должен стараться быть чист в глазах Всевышнего и в глазах людей.

Говорят мудрецы, что всю ту ночь Боаз горячо молился Всевышнему: «Властелин мира! Открыто перед Тобой, что я не дотронулся до этой женщины. Пожалуйста, сделай так, чтобы не стало никому известно, что женщина ночевала здесь, чтобы не осквернилось Имя Твое».

Боаз не хотел отсылать Рут с пустыми руками, он дал ей в руки зерно, так как если кто-то увидит её, выходящую с его поля, подумает, что приходила она просить цдаку. Дал Боаз ей зерна, которого хватает на одну трапезу. В этом был намек, что все закончится быстро, и уже сегодня вечером она будет ужинать в доме мужа.

Рут возвращается к Наоми

Рут вернулась в дом Наоми и рассказала ей все, что произошло. Сказала ей Наоми: «Сиди дома, никуда не выходи. Так как сегодня же Боаз будет заниматься всем, что связано с женитьбой, и может в любой момент позвать тебя».

«Тот, кто приходит, чтобы освятиться, помогают ему»

Праведник говорит и делает. Тут же, в то же утро пошел Боаз заниматься делами, связанными с женитьбой Рут. Он пошел в Санhедрин. Но он не хотел по своей инициативе собирать мудрецов Санhедрина, как будто у него есть в этом личная заинтересованность. Поэтому он сел около входа и ждал, когда пройдет там Тов, чтобы поговорить с ним. И так начнут обсуждать то, что связанно с положением Рут, и этот вопрос будет выяснен до конца.

И вдруг, какое чудо! Только Боаз присел, сразу же увидел Това, проходящего мимо. Как могло случиться, что Тов оказался там именно в этот момент? Говорят мудрецы: Даже если бы был Тов на краю света, привел бы Всевышний его сюда, чтобы не причинить боль этому праведнику, не заставить долго сидеть и ждать. Сказал раби Брахья: «Боаз сделал свое дело, и Рут сделала свое, и Наоми сделала свое. Сказал Всевышний: «Также Я сделаю Свое»».

В Мегилат Рут этот родственник Тов не появляется под своим именем – Тов. Называют его —  «некто», то есть какой-то человек, как будто имя его скрыто. Говорят мудрецы, что есть в этом намек, что скрылось от него то, что он может женитьбой на Рут стать родоначальником династии царей.

Прежде, чем Боаз начал говорить с Товом, он собрал вокруг себя десять мудрецов из жителей города. Это было подготовкой для того, чтобы можно было поставить хупу для женитьбы на Рут.

А после этого начал говорить с Товом о том, может ли он выкупить поле Элимелеха.

Что значит «выкупить поле»?

Когда евреи после выхода из Египта пришли в Землю Израиля, Йеошуа бин Нун разделил Землю Израиля между коленами по жребию. Каждое колено взяло себе землю, выпавшую ему по жребию, но результаты жребия не были делом случая, а каждое колено получило именно ту землю, которую хотел дать ему Всевышний. Для каждого колена приготовил Всевышний определенную часть Земли Израиля и этот надел остается этому колену во всех последующих поколениях.

Поэтому после того разделения земли, нет у человека права продавать свою землю.

И если только оказался в очень тяжелом бедственном положении, так, что нет у него денег на самую простую еду, может он продать свою землю, но и тогда, эта продажа не навсегда, а в юбилейный год (каждый пятидесятый год) возвращается она к своему прежнему владельцу.

Если, со временем, материальное состояние человека улучшилось еще до того, как наступил юбилейный год, есть у него заповедь выкупить проданную землю, и так земля не попадет в чужие руки.

Восстановить имя умершего над своим владением

Обратился Боаз к Тову и сказал ему: «Наоми продала поле Элимелеха, так как была в очень бедственном положении, ведь даже обуви не было на ней, когда она вернулась из Моава в Землю Израиля. Есть у нас, родственников, заповедь выкупить эту землю, так как не должен чужой войти во владение, переданное нам по наследству от наших отцов. Но у тебя есть приоритет в выполнении этой заповеди, так как ты более близкий родственник, чем я. Ты – брат Элимелеха, а я его племянник». Тов тут же согласился и сказал, что он готов выкупить землю Элимелеха.

До сих пор Боаз не упоминал имени Рут. Ведь если бы Тов отказался выкупить надел Элимелеха, то не нужно было бы обсуждать с ним женитьбу на Рут. Так зачем же просто так, без причины, делать ее предметов пересудов. Но теперь, когда Тов согласился выкупить надел Элимелеха, Боаз сказал ему: «Знай, что в тот день, когда ты купишь надел Элимелеха, ты должен жениться на Рут, жене Махлона.

Ведь этот надел принадлежал Махлону, ее мужу. А так как нет у него детей, никто его не вспомнит. Никто не скажет: «Это надел Махлона». Но если близкий родственник выкупит это поле, женится на Рут и родится у нее сын, то этот сын – будет владельцем поля. Тогда скажут люди – это поле Махлона, мужа Рут, и так будет восстановлено имя Махлона на этом наделе».

Я не смогу его выкупить

Когда Тов услышал это условие, он тут же отказался от покупки поля. В душе он опасался жениться на Рут, так как была она моавитянка, а закон о том, что можно жениться на моавитянке, прошедшей гиюр, был совсем новым и еще не укрепился в народе. И Тов боялся, что его станут осуждать. Но вслух он сказал, что он боится, что это плохо скажется на его личном поле.

Передача снятого ботинка

Теперь, когда Боаз услышал слова Това, его задачей было сделать все по hалахе (по закону). В то время было принято, что если человек хотел продать другому какой-то предмет, снимал он свой ботинок и протягивал тому, кто хотел купить. Действие это было символично, оно символизировало то, что совершена продажа, ведь во многих случаях, например, при продаже поля, дома или урожая, невозможно передать то, что продают, из руки в руку.

Поэтому передача ботинка из руки в руку символизирует акт продажи. Это действие свидетельствует, что продажа состоялась. Также и сейчас, Тов снял ботинок и протянул его Боазу. Этим он отказался от своего права выкупить поле Элимелеха.

Тут же обратился Боаз ко всем собравшимся там евреям и присутствующим среди них мудрецам Торы: «Свидетели вы, что сегодня купил я поле у Наоми». И тут же привели Рут, поставили хупу и Боаз взял Рут в жены по еврейскому закону. И поскольку Рут была моавитянка, хотел Боаз, чтобы их хупа была при большом стечении народа и в присутствии членов Санhедрина, чтобы никто не оспаривал закон: «амонитянин, но не амонитянка; моавитянин, но не моавитянка – не могут стать частью народа Израиля».

Радость, смешанная с горем

После хупы мудрецы Торы благословили Боаза: «Пусть будет на то воля Всевышнего, чтобы эта женщина, которая входит в твоей дом, была как Рахель и Лея, которые создали народ Израиля».

Как Рахель и Лея, которые пришли из дома, где служили чужим богам, покинули идолов, которым служили их отцы и удостоились создать народ Израиля, так пусть удостоится этого и Рут, войдя в твой дом в Израиле.

Взял Боаз Рут в жены, и удостоились они необыкновенной милости Всевышнего, Рут тут же забеременела. И было это после того, как в течение десяти лет она была женой Махлона, и не было у неё детей. А сейчас вышла замуж за восьмидесятилетнего Боаза и тут же дал ей Всевышний сына.

Но радость смешалась с горем. Та ночь, когда Боаз ввел Рут в свой дом, была последней ночью его жизни. Наутро следующего дня все собрались, чтобы похоронить его.

Судьбоносная «ошибка»

Пишут мудрецы, что после смерти Боаза в сердцах мудрецов Санhедрина и простых людей зародилось сомнение, что, может быть, неправильно поняли закон, разрешив моавитянке Рут войти в народ Израиля? Может быть, вследствие этой ошибки умер Боаз? И, может быть, сын, который родится у Рут, не будет принадлежать народу Израиля?

И только Всевышний знал правду.

Последние годы жизни Боаза не были записаны в Его Книге Жизни. Но Всевышний задержал его смерть и дал ему жить только для того, чтобы он женился на Рут и от него произошли цари Израиля. И благодаря Рут он дожил до этого дня и, выполнив волю Всевышнего, ушел в другой мир.

Многие тогда говорили: «Хорошо бы, если бы не родился у Рут ребенок от Боаза». И только Всевышний ждал этого: «Когда же родится ребенок от Боаза у Рут».

Благословение женщин

Когда у Рут родился сын, никто не выразил свою радость – ни простые люди, ни мудрецы. Только женщины и соседки отнеслись к ней милосердно и помогали ей ухаживать за ребенком. Женщины успокаивали ее и говорили ей: «Хотя твой муж умер, но Всевышний по милости Своей дал тебе сына и будет сын как отец. И благодаря хорошим делам и Торе этого сына будет награда его отцу и матери в будущем мире, а также будет обеспечивать тебя в старости в этом мире».

Женщины назвали его Овед. И когда он подрос, увидели все, что действительно он «овед эт Ашем», то есть преданно служит Всевышнему – всем сердцем своим и всей душой своей.

И тогда многие стали думать: «Может быть, действительно, Боаз был прав, женившись на Рут?». Это мнение еще усилилось, когда у Оведа родился сын Ишай. Ишай был необыкновенным праведником. Одним из тех, кто удостоился прожить жизнь без единого греха. Тогда уже все стали говорить, что дух святости был на Боазе, когда он женился на Рут.

От Переца до Давида

В конце свитка Рут приведена родословная царя Давида, который был правнуком Рут. Родословная начинается от Переца, сына Йеуды (одного из двенадцати сыновей праотца Якова).

Рассказ о родословной царя Давида начинается именно с Переца, так как он тоже родился при «необычных» обстоятельствах от Йеуды и Тамар. И история Йеуды и Тамар (с человеческой точки зрения, неоднозначная), как и история Рут и Боаза, также являлась частью Б-жественного плана по приведению в наш мир Машиаха.

Из этого мы видим, что даже при внешне неблагополучных ситуациях, которые выглядят неприглядными, лишенными святости, Всевышний все равно приводит к тому, что искра святости в конце концов становится очевидной.

перевод рабанит Ривки Клейман