Где в наше время ощущается разрушение Храма

Дата: | Автор: Р. Ямима Мизрахи | версия для печати версия для печати
2494
разрушение Храма

В трактате Брахот (3) написано, что Всевышний рычит, словно лев, три раза за ночь, то есть каждую ночную стражу.

Первая стража – первая треть ночи – Всевышний рычит о Своем разрушенном Храме. И что происходит в это время? Осел ревет. Вторая стража. Всевышний снова рычит. Что происходит? Собаки кричат (воют). Третья стража, скоро утро. Всевышний рычит, словно лев. Что происходит? Женщина разговаривает со своим мужем, и младенец сосет грудь матери.

Раби Цадок аКоэн из Люблина  (автор книги «Цидкат ацадик») объясняет: в самом начале, сразу после разрушения Храма все видели, даже ослы, то есть самые материальные люди (хамор – осел на иврите созвучно хомер — материя), почувствовали, что произошло что-то страшное! Разрушен Храм! Катастрофа! Прошло время, боль стала немного забываться. Собака, которая не очень духовное существо, но все же келев (собака на иврите) это куло лев (она вся как одно сердце), почувствует, что не хватает духовности… Пройдет еще время. И вот уже в нашу эпоху, время перед рассветом, время перед Избавлением.

Сейчас единственное, где чувствуется разрушение Храма – это связь между мужем и женой и связь между женщиной и ее детьми. Именно здесь почувствуется разрушение Храма во время третьей стражи, перед приходом Машиаха.

Супружество. Нахождение супруга. А потом найти хорошее в супруге. А потом найти приятность в глазах супруга… Все эти сложности – это рык Всевышнего о Его разрушенном Храме.

Мама кормит ребенка. Он твой сын, но ты не понимаешь, чем его кормить! Он тинок (младенец), который йонек (питается, впитывает) от тебя, но между вами как будто пропадает какая бы то ни было связь! Как это может быть, мы же были связаны пуповиной?!

Эйха яшва бадад – как одиноко сидит! Разве может быть более одинокой, чем в супружестве – быть подобной вдове?! «Стала подобна вдове» — продолжает свиток Эйха. Подобна. У нее есть муж, но она все равно подобна вдове (альмана). Может быть, он груб (алим). Может быть, он вечно молчит (илем) – не вспомнит, когда твой день рождения, не скажет никогда хорошего слова, и еще не известно, что хуже. Или он «некий», не «свой», альмони – холодный и чопорный… Есть ли большее одиночество, чем быть подобной вдове с таким мужем?!

Дети, не понятно почему, такие закрытые. Почему сын в такой депрессии? Почему дочь ходит с потухшим взором? Чего им не хватает? Я в ее возрасте ходила, встречалась с подружками, мы пели вместе… Чем дальше, тем молодежь будет все более грустной. Почему? Потому что они еще дальше от Храма. «У тебя же все есть, мама любит – что же ты еще хочешь?!» А их грусть происходит оттого, что они далеко от Храма.

Что же делать? Обнять и поцеловать. Потому что такой ребенок и сам не понимает, чего ему не хватает. Почему так легко поцеловать пяточку младенца, а семнадцатилетнему подростку мы говорим, зажав нос: «Поставь обувь рядом с дверью!»? Ему тоже нужно, чтобы его обняли и поцеловали, потому что он не может объяснить, что его постоянно расстраивает (мецаэр родственно слову цаир — молодой).

А мужья в чем-то схожи со Всевышним. В главе Дварим написано, что евреи сказали: «По ненависти Господа к нам вывел Он нас из земли Мицраима» (Дварим 1: 27). Раши поясняет народным изречением: «как ты думаешь о том, кто добр к тебе, так и он (по-твоему) думает о тебе». То есть, если муж неразговорчив, не надо додумывать его мнение о себе в плохую сторону и не надо устраивать показательные скандалы, чтобы услышать его мнение.

Наоборот, нужно считать, что он думает о тебе только хорошие мысли. Раз он молчит, можно сказать себе: «Он меня любит. Он меня ценит. Я в его глазах самая красивая, умная, замечательная». Раши обещает, что так оно и будет.