Сгулот наших мудрецов на каждый день праздника Ханука

Дата: | Автор: Р. Ямима Мизрахи | версия для печати версия для печати
3053
сгулот наших мудрецов на каждый день праздника ханука

Мой подарок вам на Хануку — сгулот наших мудрецов на каждый день праздника:

В первый день мы зажигаем одну свечу и говорим благословение на зажигание свечей. В конце ашкеназы говорят «Нер шель Ханука». Нужно постараться, чтобы в благословении было 13 слов, то есть либо сказать «Нер Ханука», либо «Нер шел-а-Ханука», чтобы прозвучало в одно слово. Тринадцать слов соответствуют 13 качествам милосердия, 13 каналам благословения, которые спускаются к нам Сверху.

Наши мудрецы говорят, что зажигание ханукальных свечей – это единственная заповедь, на которую есть объяснение прямо в тексте: «Эти свечи – святы они, и нет у нас дозволения пользоваться ими, но только смотреть». Ханука – это праздник хинух, воспитания. И отсюда мы учим, что объяснения – важны, а мы, бывает, забываем дать детям самые основные объяснения. Случается, что у подростков недостает самых простых знаний о Всевышнем, – и они боятся спросить…

«Шеэхеяну». «Ты дал нам дожить, досуществовать, дойти до этого дня». Дожили! А ведь сколько людей в прошлом году еще зажигали свечи, а сейчас их нет. «Существовали» – это о еде и достатке. «Дошли» (וְהִגִּיעָנוּ — от слова מגע — прикосновение) – это о прикосновении, о людях, которых мы могли обнять еще недавно. Рав Бенцион Муцафи говорил, что из первых букв этих трех слов образовывается слово хука, закон. Эти три слова, как три благословения, будут законом выполняться в нашем доме из года в год: дожили, досуществовали, дошли.

Когда зажигаете первую свечу,

подумайте обо всех, кто одинок, кто еще не нашел свою пару – и помолитесь за них. Каждая одинокая девушка может попросить на следующий год свой «петах абаит», дверной проем, свой дом, свою семью.

Когда зажигаете вторую свечу,

просите за свое супружество. Мы вместе, и мы — разные. И это благословение. У меня было «тяжелое детство». Мой отец был из швейцарской семьи, а мама – из Касабланки, Марокко. Моя бабушка Масуда не умела читать и писать – и учила меня вырезать печенье из теста. Другая бабушка, Сара Ротшильд, была очень умной, начитанной, преподавала Тору, у нее вышли книги. А я все время была между ними – между йеки (так называют выходцев из общин Германии и Швейцарии) и «острым перцем» (так называют выходцев из сефардских общин). Я никогда не чувствовала себя до конца принадлежащей ни одной из сторон, и это сделало меня очень чувствительной и понимающей любое общество. Разный – это не плохой. Другого надо увидеть в свете его хороших качеств.

Третья свеча – это о детях.

Как говорила моя марокканская бабушка, «Дети вынут вам уши через глаза». Ссылаясь на рава Муцафи, скажем так: одна дама – советник по воспитанию детей скажет вам, что надо «ежовые рукавицы», вторая – «мягко стелить», одна скажет: «не заметь», другая: «накажи». И ничего не выходит. В наше время, как только мамы видят ссорящихся детей – бегут разнимать. Но тогда ребенок не учится мириться! Пусть поссорятся, пусть подерутся, но зато научатся просить прощения. Рав Муцафи говорит: ты не волшебница. Каждый ребенок — отличается, невозможно одновременно дать всем так, чтобы никто не обиделся. Но есть одна сгула: помолиться о детях на третьей свече. Это работает.

Вечером перед Шаббатом, когда зажигают ханукальные и субботние свечи – время молиться за супружество детей:

Самхем бевиньян шалем, «Порадуй их полным (цельным) домом». «Сфат Эмет» говорит, что в Шаббат Хануки нужно говорить стих «Самхуни ба-Ашишот» (Шир а-Ширим, 2:5): «Подкрепите меня пастилою, освежите меня яблоками, ибо я больна любовью». Ашишот – это дважды эш, два огня: субботние и ханукальные свечи, которые могут исцелить нас.

Четвертая свеча –

это свеча материнства в аспекте ухода. И здесь два варианта: или женщина ухаживает за своими детьми (остаться в пределах 4 амот), или уходит «в свет» – на все 4 стороны. У каждой женщины есть эта внутренняя битва. И каждую бросает от одного к другому. С одной стороны, хочется быть дома, кормить детей домашней едой, делать с ними вместе. Но через два часа хочется сбежать от них, заняться своими делами, смотреть на людей, не наклоняя голову… На четвертой свече просят равновесия, гармонии в этих двух женских ипостасях.

Пять свечей –

время, когда горящих свечей больше, чем темноты. Это время просить оптимизм, положительное отношение к жизни. А также – Хумаш, пять книг Торы, можно просить о желании, любви к изучению Торы.

Шестой день –

шиша сидрей Мишна. Мишна – это искусство выводить законы. Тут можно просить об искусстве, о способностях своих, о талантах детей.

Седьмая свеча –

прежде всего, попросите о Храме, в котором была Менора с семью светильниками. И попросите веселых Шаббатов.

Восьмая свеча…

Восемь – это цифра выше нашего понимания, выше природы. В этот день принимаются все молитвы. Каждый день Хануки – день одного из глав колен (приносивших жертвы). Восьмой день – день Эфраима, который был младшим братом, но получил благословение старшего (потому что дедушка поменял руки). Это день, когда малый может получить много. В этот день, «Зот Ханука», молятся о бездетных, говоря стих из Теилим (80:14,15): «Б-г Воинств! Возвратись, прошу, взгляни с небес, и посмотри, и вспомни лозу виноградную эту». Особенно просят о сыне, потому что греки запретили 3 вещи: Рош Ходеш (новомесячье), Шаббат, мила (обрезание). Каждую Хануку обязательно есть Рош Ходеш и Шаббат. А о брит-мила молятся на восьмой день. Ребе из Ружина говорит, что в восьмой день Хануки человек может добиться своей молитвой того, чего не смог добиться в молитве «Неила» в Йом Кипур!

И сгула от Хатам Софера, о которой я много слышала:

стоять напротив свечей в последний день и плакать так, чтобы не различать, сколько свечей горят – и просить о спасении.

Еще одна чудесная сгула:

сразу после зажигания свечей говорить стих из Теилим (90:17): «И да будет милость Г-спода, Б-га нашего, на нас, и дело рук наших утверди для нас, и дело рук наших утверди». И потом всю главу 91 псалмов – повторить 7 раз. Ребе из Слонима объясняет, что обычно мы говорим этот стих до исполнения заповеди. А здесь мы хотим наоборот — микец — начать с конца, новое начало, поэтому говорим после заповеди.

Отец Рамбама говорил, что есть жареные в масле пончики под названием сфиндж – это сгула на достаток на весь год.

Что такое сфиндж? У нее есть свойство: когда она совсем зажарилась в глубоком масле – она переворачивается. Так и ты: когда чувствуешь себя «готовой» – будет переворот к лучшему.

Дать детям ханукальные деньги.

Мы каждый раз думаем: а вдруг он недостаточно ответственный, потеряет, потратит на глупости! Дайте, не раздумывая, и тогда Всевышний тоже даст нам, несмотря на нашу безответственность.

Свеча похожа на холам (וֹ — полное написание חולם это буква «вав», огласовка «о»). Напротив свечей можно сесть и помечтать (халом – мечта). Мечтать можно о самом желанном и несбыточном – и увидишь это глазами. Рав Закс говорит об этом, что есть одно слово, которое в Танахе часто плохое: вайеи — «И было». Это слово означает пассивное течение событий, мы в них ничего не меняем. Перестань быть женщиной вайеи, которая пассивно смотрит, как все совершается вокруг нее. Будь женщиной – йеи, лу йеи (пусть исполнится, гематрия лу – 36, как количество свечей Хануки), а свеча останется буквой вав.

Подготовила г-жа Зисси Скаржинская

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here