Глава девятая пятой книги — Бессонница, которая разоблачила убийцу

Дата: | версия для печати версия для печати
267
Гликель фон Гаммельн

Глава IХ

Однажды утром в Шабос жена реб Липмана сказала, что сон к ней нейдет. Так же случилось однажды и с королем Испании, который спросил ученого еврея, что значат следующие еврейские слова: «ине ло ёнум ве ло ишон шоймер Исроэл»? Еврейский ученый перевел ему эти слова следующим образом: «Тот, кто печется об Израиле, не задремлет, не заснет». Но король сказал: «Нет, тут другое значение! Мне кажется, это означает: “Б-г, хранитель Израиля, никому не позволяет ни дремать, ни спать”. Ибо если бы я сегодня спал как обычно, то клевета, обрушившаяся на евреев, привела бы их к гибели. Однако Б-г, который хранит их, не позволил мне спать: я встал и увидел, как в дом еврея подбросили убитого ребенка. Если бы я собственными глазами не видел этого, все евреи поплатились бы жизнью».

Вот и жена реб Липмана лишилась сна. Она вставала рано утром и сидела у окна, а жила она на верхнем этаже дома на Альтер Штайнвег, на дороге, ведущей в Альтону, и все, кто ехал в Альтону или из нее, проезжали мимо этого дома.

В пятницу бедная женщина вообще не сомкнула глаз, и все в доме на нее сердились. Муж стонал: «Что это за жизнь! Она доведет себя до сумасшествия!» Но жена отвечала: «Пока за преступление не воздано, я не успокоюсь, потому что сердце подсказывает мне, кто виновник».

Тем временем рассвело. Она подошла к окну, выглянула на улицу и увидела, что мимо проходят мужчина с женщиной и слуга несет за ними большой сундук.

Тут жена реб Липмана вскричала: «Б-же, помоги мне, и тогда я, наконец, обрету покой!» Схватив фартук и шаль, она побежала вниз, на улицу.

Муж спрыгнул с кровати и пытался удержать ее. Куда там! Она вырвалась и побежала вслед за этими людьми.

Они направились в Альтону, а сундук оставили на берегу Эльбы. Ривка – так звали жену реб Липмана – была убеждена, что в сундуке труп их жертвы.

Она бросилась к жителям Альтоны и просила их ради всего святого помочь ей, так как она убеждена, что нашла убийц. Но никто не хотел ее слушать. Легко взяться за дело, говорили они, но кто поручится, чем все это кончится? Однако все равно она продолжала плакать и кричать: «Отведите меня к президенту!»

В конце концов два домовладельца пошли вместе с ней к президенту и изложили ему суть дела. Выслушав их, президент сказал: «Берегитесь: ведь если вы не сумеете доказать свое обвинение, все ваше имущество будет конфисковано».

Но это не испугало фрау Ривку. Она сказала, что не только имущества, но и жизни не пожалеет, чтобы изобличить преступников. «Ради Б-га, — говорила она, — пошлите за этим человеком: пусть покажет, что у него в сундуке».

Президент отправил на берег Эльбы стражу. В эту время подозреваемые как раз садились на судно, направлявшееся в Гарбург – городок в часе пути от Альтоны. Стоило им высадиться в Гарбурге, как они были бы свободны, ибо Гарбург не находился под юрисдикцией гамбургских властей.

Однако стража успела схватить их обоих и сундук. Их доставили к президенту. В сундуке не оказалось ничего, кроме одежды, принадлежавшей этим людям.

Можете себе представить испуг бедных евреев! Подозреваемого допросили по всей строгости закона, но он ни в чем не признался. Напротив, он держался очень вызывающе и так угрожал евреям, что они дрожали от страха (этот человек происходил из знатной семьи). В конце концов евреи в страхе разбежались.

Но фрау Ривка не переставала говорить: «Люди добрые, прошу вас, не отчаивайтесь. Вот увидите, Г-сподь поможет нам разоблачить убийцу!»

Когда она вне себя бежала по полям, отделяющим Альтону от Гамбурга, то столкнулась с девушкой, которая работала прислугой у того человека. Она хорошо знала ее: это была та самая девушка, что приходила к евреям и предлагала тому, у кого есть 600 – 700 талеров, прийти к ее хозяину домой.

Фрау Ривка сказала ей: «Тебе и твоим хозяевам повезло, что мы встретились! Оба они сейчас заключены в тюрьму в Альтоне за совершенное ими преступление. Они во всем признались и не хватает только, чтобы призналась ты, а как только ты дашь показания, тебя и твоих хозяев посадят на корабль, который увезет вас в безопасное место. Все, чего хотят евреи от тебя, это увериться, что реб Аарон действительно мертв, чтобы его жена могла снова выйти замуж. Это все, чего хотят от тебя евреи».

В таком духе убеждала фрау Ривка эту служанку. Она была умная женщина с хорошо подвешенным языком, и слова ее внушили девушке доверие. В конце концов та рассказала, как встретила реб Аарона на бирже, а позднее приходила к реб Липману и другим евреям, но ни у кого не оказалось столько денег, только у реб Аарона на его несчастье был полный кошелек. Показав золотую цепочку, девушка рассказала ему, что некий офицер, находящийся в доме ее хозяина, желал бы продать золотые вещи и бриллианты. «Поэтому Аарон пошел со мной, – сказала она. – Там его уже ждал нож мясника. Хозяин повел его в свою комнату, где его и прикончили, а затем мы зарыли труп под порогом».

«Фрау Ривка, — добавила эта служанка, — я доверилась вам: ведь вы не употребите все сказанное мне во вред?» На что фрау Ривка отвечала: «Что ты, дурочка! Разве ты не знаешь, что я честная женщина? Я думаю только о безопасности твоих хозяев, чтобы они уехали из Альтоны свободными людьми. Тебе следует прийти и повторить нашим людям то же, что ты сказала мне, и все будет хорошо!»

Служанка отправилась с фрау Ривкой в дом президента. Тот выслушал девушку и, хотя она стала заикаться и уже пожалела, что открыла рот, самое главное стало известно – где была зарыта жертва.

Президент допросил убийцу, потом его жену, но оба отрицали совершенное преступление и твердили: «Служанка все наврала, она лжет, как последняя девка».

Тень сомнений опять легла на происшедшее, и президент сказал евреям: «Больше я ничем не могу вам помочь. Хорошенькое дело, если я подвергну этого человека пытке на основании слов его служанки, а он будет упорно отрицать свою причастность к исчезновению вашего собрата! Советую вам искать правосудия в Гамбурге и со всей возможной быстротой. Добейтесь от властей разрешения обыскать дом этого человека, и если труп будет найден, где указала служанка, остальное я беру на себя».

Парнасим бросились со всех ног в Гамбург и добились, чтобы им выделили двадцать солдат и чтобы те начали копать в месте, указанном служанкой. Они получили также разрешение на то, чтобы, если труп будет найден, переправить его в Альтону для погребения согласно иудейскому обряду. Однако их предупредили: «Смотрите, если трупа не окажется, с вами разделаются, со всеми вами. Вы прекрасно знаете, что собой представляет гамбургская чернь, мы не сможем ее удержать!»

Евреи и сами понимали всю опасность положения. Но фрау Ривка успевала повсюду, она подходила к каждому человеку и убежденно повторяла: «Держитесь, не бойтесь, я уверена, что тело найдут».

Были отобраны десять наиболее мужественных евреев и несколько матросов, известных своей честностью и храбростью, а также несколько наблюдателей. Во имя Б-жьего правосудия они пошли к дому убийцы, находившемуся недалеко от Альтен Шранген, возле дома тюремщика.

Между тем в городе поднялся шум. Огромная толпа подмастерьев и всякого сброда бурлила возле дома убийцы.

Они говорили себе: «Если евреи найдут труп, очень хорошо! Но если не найдут, мы с ними расправимся, так что от них останутся одни клочья!»

Г-сподь не допустил, чтобы продлилась наша мучительная неуверенность. Как только люди вошли в дом и стали копать у порога, то нашли, что искали. Это вызвало у них слезы и одновременно радость, что убийство раскрыто.

Они плакали, когда увидели труп молодого человека лет двадцати пяти, изувеченного и избитого, а радовались тому, что еврейская община спасена и правосудие свершится.

Немедленно призвали членов Городского совета, показали им труп и место, где, как и сказала служанка, он был зарыт. Их показания были заверены клятвенно, с приложением печати.

Тело положили на телегу и отвезли в Альтону. Целая толпа матросов и подмастерьев собралась посмотреть на печальный поезд, но ни одного дурного слова в адрес евреев не было сказано. Пусть это были недобрые люди, вечно старавшиеся даже в мирные времена нам навредить, сейчас они хранили молчание, и, поглазев, каждый возвращался к своей работе.

На следующий день наши парнасим взяли документ и отвезли его президенту Альтоны, в руках которого находился убийца и от которого зависело правосудие. Евреев устраивало, что суд состоится в Альтоне.

Президент снова приказал привести убийцу и сказал ему, что запираться нет смысла. Тут он во всем признался. Вдове убитого были вручены деньги, которые еще оставались у преступников, их же отправили в тюрьму дожидаться решения суда…

продолжение следует

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here