Глава третья седьмой книги — Затея чеканки монеты

Дата: | версия для печати версия для печати
80
Гликель фон Гаммельн

Глава III

Зять мой Мойше Крумбах щедро помогал моему мужу, хотя в результате нашего банкротства и он лишился более двух тысяч талеров.

Добрый и щедрый Г-сподь был благосклонен к моему зятю, и, хвала Г-споду, он стал самым богатым человеком в еврейской общине Меца, сохранив при этом все свои замечательные качества. Он сделал много добра своим родным и родственникам жены – моей дочери Эстер.

Сейчас он парнас. Дом его всегда открыт бедным, его гостеприимством пользуются видные люди, приезжающие в Мец со всех четырех концов света.

Он со своей дорогой супругой Эстер оказывает им должные привет и уважение. Оба отличаются щедростью и великодушием и делают людям много добра. Награди их за это Г-сподь, дай им и их детям почет, богатство и доброе здравие на сто лет жизни и больше!

Примерно в 5472 году (1712) первого числа месяца Сиван Элиас, мой внук и сын Эстер, стал женихом, благословляю его и желаю счастья. Свадьба состоится через четыре года, потому что и жених, и невеста еще очень молоды – да продлит Г-сподь их дни! Только их приданое в совокупности оценивается в 30 тысяч рейхсталеров.

Глава IV

Мало кто помог моему мужу, когда на него обрушилось несчастье. Его дети были не в состоянии дать отцу то, в чем он нуждался, хотя и делали все, что могли.

Раввин Шмуэл Леви, сын моего горемычного мужа, был знатоком Талмуда и во всех отношениях энергичным и способным человеком.

Он долгое время прожил в Польше, где так углубил свои познания, что ему было присвоено звание «морейну» (признанного учителя). Вернувшись в родной Мец – это было за несколько лет до моего приезда в этот город, – он обзавелся семьей и зажил собственным домом.

И мой муж, и его свекор – богатый и благочестивый Авроом Крумбах – в свое время обеспечили Шмуэлу Леви возможность посвятить себя исключительно ученым занятиям. Опираясь на свой авторитет, они помогли ему стать раввином (насколько я помню, в Эльзасе), и там он проявил большую мудрость при исполнении своих обязанностей. Все окружающие очень любили его.

Но «лев горсткой сыт не будет»: денежные поступления раввина не покрывали нужд его хозяйства.

И раввин Шмуэл, и жена его Генендель выросли в богатстве, привыкли жить на широкую ногу и щедро помогать другим. Поэтому раввин Шмуэл принял решение поступить на службу к герцогу Лотарингскому.

В то время двор Его Высочества находился в Люневилле в связи с войной между королем Франции и Кайзером и союзниками последнего, которых мне здесь ни к чему называть, поскольку всем известно, кто они были (война за испанское наследство 1701 – 1714 годов).  Рабби Шмуэл взялся чеканить монету для вышеназванного герцога Лотарингского. Однако для этой цели требовался более крупный капитал, чем у него был.

За шесть месяцев до этого Шмуэл открыл торговое дело в Люневилле, для которого также требовался большой оборотный капитал, поскольку у него закупали все припасы Его Высочество и весь двор – так доверяли ему герцог и его советники и вполне заслуженно, ибо он был одним из тех, кого любят и Б-г, и люди.

Когда Шмуэл пришел к выводу, что не сможет управиться со своей торговлей в одиночку, он пригласил войти в дело обоих своих зятьев из Меца.

Один из них, Ишая Вильдштадт, женатый на сестре рабби Шмуэла, был видным членом еврейской общины Меца; другой, Яков Крумбах, брат моего зятя Мойше Крумбаха, тоже занимал заметное положение в обществе и был состоятельным человеком.

Все трое оставили свои комфортабельные дома в Юденгассе (еврейском квартале) в Меце и перебрались в Люневилль. Они создали товарищество и запасли для магазина наиболее ходовой товар. Кроме магазина они вели и другие коммерческие дела и были довольны судьбой. Тут реб Шмуэл взялся чеканить монету для герцога – на этом деле нельзя много заработать, но, конечно, все кругом воображали, что он получает баснословную прибыль.

Об этом своем предприятии Шмуэл написал отцу, однако муж мой отнесся к этому делу очень неодобрительно.

Муж отлично разбирался в коммерческих делах и знал, что это дело опасное и до добра не доведет, а главное, придется не по вкусу королю Франции. Дело в том, что от Меца до Люневилля всего день пути, и, естественно, все деньги, которые чеканятся в Люневилле, осели бы в Меце.

Как опытный и проницательный делец муж взвесил все за и против и написал сыну во всех подробностях, какой большой капитал понадобится для чеканки монеты и как невелика будет прибыль. Но трое молодых партнеров загорелись желанием провернуть это дело и заключили контракт с Его Высочеством, предусматривавший, что они будут поставлять ему серебро, а за чеканку будут оставлять себе какую-то часть монет.

Первое время все шло отлично, как говорится, «начинали – веселились», но оказалось, что монета, которую они чеканили, не всегда была отличного качества, и это привело к падению рабби Шмуэла.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here