Глава шестая шестой книги — Дурные предчувствия

Дата: | версия для печати версия для печати
155
Гликель фон Гаммельн

Глава VI

Сразу же после свадьбы я отправилась в Мец, полагая, что заслужила провести в своем преклонном возрасте жизнь мирную и спокойную, занимаясь благочестивыми делами для спасения души.

В Байерсдорфе я договорилась с неким Коплом (он был служкой в синагоге), чтобы он проводил меня до Франкфурта, куда мой муж, как он сообщил мне письмом, отправил кого-то, кто будет сопровождать меня всю остальную дорогу. Итак, я выехала сначала в Бамберг, с дочкой Мирьям и этим самым Коплом.

Сын Мойше хотел сопровождать меня до Бамберга, но я не допустила этого, потому что после его собственной свадьбы прошло меньше недели. Мы нежно распрощались, пролив при расставании немало слез. По правде говоря, я была очень счастлива, что отвела сына под брачный балдахин, и, слава Б-гу, выполнила свой долг, поэтому в то время, как глаза мои плакали, сердце ликовало. Но такова уж человеческая природа!

В Бамберге я оставалась всего одну ночь. Утром я села в карету, заказанную заранее, и отправилась во Франкфурт. Однако я не могла помешать сыну Шмуэлу проводить меня до Вюрцбурга. Там мы навсегда простились, поскольку оба чувствовали, что нам не суждено свидеться на этом свете.

20 Сивана 5460 года (11 июня 1700 года) я благополучно прибыла во Франкфурт. Меня встретил дворецкий из Меца по имени Лейзер с письмом от мужа, приславшего мне «лебкухен» и другие пустячки, чтобы скрасить дорогу, а письмо его было таким любезным, что мне и в голову не приходило, какое несчастье поджидает меня впереди.

Во Франкфурте мне оказали самый любезный прием, даже более любезный, чем я того заслуживала. Больше всего запомнился мне почет, с которым встретили меня в Ферте.

Город Ферт расположен в 15 милях от Байерсдорфа. Туда мой сын Натан отправил приданое Моисея и еще остававшуюся у меня небольшую сумму денег (поистине небольшую!). Она была поручена заботам Габриэля Леви. Стоит ли писать о почестях, оказанных мне всем домом Леви? Перечислить их нет возможности.

Добрые люди не только взялись обеспечить меня наличными деньгами в обмен на мои векселя, но и перевели часть денег по моему распоряжению в разные места, ибо деньги, составлявшие приданое моего сына, я отдала под процент разным людям вплоть до самой свадьбы. Тысячу талеров взял Мойше Бамберг; тысячу талеров – ученый главный раввин Мендл Ротшильд; тысячу талеров – Лейб Бибер из Бамберга, а остаток мы поместили под процент в Байерсдорфе.

Подбив итоги вместе с Габриэлем Леви, я хотела уплатить ему положенные комиссионные. Но он отказался взять хотя бы копейку, говоря, что это была не коммерческая сделка, а его обязанность как честного человека. Я пыталась привести много убедительных доводов, но он даже не взял деньги на покрытие почтовых расходов. Пусть Г-сподь Б-г вознаградит его за это!

Но вернусь к моему путешествию. В понедельник я покинула Франкфурт вместе с реб Лейзером, а также в обществе реб Либермана из Хальберштадта и врача Хирца Валлаха. Путешествие было приятным.

За несколько миль до Меца нас встретил ехавший верхом секретарь моего будущего мужа: он ехал рядом с нашей каретой, пока мы не добрались до гостиницы. Он привез с собой еду и питье. Этот секретарь, Лемл Вимпфен, передал мне также нежный привет от своего хозяина.

Подкрепившись, мы продолжили путь, а секретарь продолжал ехать рядом с каретой. Мы остановились в деревне в пяти милях от Меца. Тут мы решили переночевать; тогда он покинул нас, сказав, что ему надо торопиться в Мец.

Хотя все свидетельствовало о заботливости и богатстве моего мужа, а письма дышали нежностью и уважением, тем не менее мне отчего-то было не по себе.

То ли сердце-вещун предчувствовало, чем все кончится, то ли совесть упрекала меня за то, что я решила вторично выйти замуж, кто знает? Но менять что-либо было уже поздно, и с большим трудом я отогнала от себя дурные предчувствия.

В пятницу 22 Сивана, когда до Меца оставался час пути, к нам снова присоединился секретарь Лемл Вимпфен и с ним другой спутник, тоже на лошади. Они ехали рядом с каретой, в которой сидели три почтенных женщины: супруга мецкого раввина, супруга раввина Аарона Вормса и богатая фрау Яхет, мать моего зятя Мойше Крумбаха.

Они встретили меня с почетом, настояли, чтобы я пересела в их карету, и мы вместе прибыли в Мец. Большая честь для скромной женщины, что ее встречали три таких почтенных дамы, однако сердце мое все ныло!

Когда мы уже приближались к Мецу, нас встретил паланкин, в котором ехала Эстер, моя дочь, бывшая на последнем месяце беременности…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here