Мамин дом — Мама разбирает рукописи автора книги «Лешем»

Дата: | Автор: Р. Рут Цивьён | версия для печати версия для печати
227
мамин дом
Взгляд на жизнь моей матери рабанит Батшевы Эстер Каневски (благословенной памяти), жены одного из руководителей нашего поколения гаона рава Хаима Каневского (да продлит Всевышний его годы!), на фоне истории предыдущих поколений.

Продолжение

Великое сочинение рава Шломо Эльяшова «Лешем шево вэахлама» состоит из четырех книг в семи томах.

Сам автор объяснял, что вторые буквы слов в названии книги (שבח) представляют собой аббревиатуру его имени Шломо бен Хаим. Возможно, что первое слово в названии намекает на имя Шломо (слова לשם и שלמה состоят почти из тех же букв – прим. пер.). Есть мнение, что слово ахлама намекает на фамилию человека, который помог автору с выпуском книг и с женитьбой детей – известного мецената рава Овадьи Лахмана.

Часть книг автор издал сам, часть была издана его зятем равом Авраамом. Последний том издал дедушка рав Эльяшив после смерти своего отца, при помощи моей мамы.

Мама рассказывала, что, когда рав Эльяшив решил издать этот последний том, у него возникла проблема. Рукописи были написаны совершенно неразборчивым почерком, особенно комментарии, которые автор писал крошечными буквами. Сдать книгу в типографию в таком виде не представлялось возможным. Рукопись необходимо было переписать.

Эту задачу мама взяла на себя.

Когда пробный экземпляр вышел из печати, мама вместе с дедушкой проверяли его: «Мы сидели рядом с папой. Я читала, а папа сверял текст с рукописью и исправлял мои ошибки» – рассказывала мама. Мама повторяла, что в заслугу работы над рукописями она удостоилась выйти замуж за праведника, написавшего много книг. До конца жизни мама помнила термины, почерпнутые ею из тех рукописей: «высшие», «низшие», «шатер святых праотцов» и др.

Примерно семьдесят лет спустя мама как-то приехала в Иерусалим навестить своего папу как раз в то время, когда он ушел на свой ежедневный урок в синагоге «Тиферет Бахурим». Мама не захотела упустить возможность провести время рядом с отцом, пошла за ним в синагогу и села в женском отделении. По дороге домой она рассказала ему, что присутствовала на его уроке. Дедушка довольно улыбнулся: «Ну… и ты поняла урок?» – спросил он. Мама тоже улыбнулась и шутливо ответила: «Я поняла его настолько же, насколько я понимала в свое время книгу “Лешем”, только  там все время повторялись слова “высшие” и “низшие”, а в твоем уроке – “чистые” и “оскверненные”»…

В доме дедушки рава Эльяшива висели портреты его отца – гомельского раввина и деда – автора книги «Лешем».

В нашем доме мы часто слышали чудесные истории про рава Шломо Эльяшова, его имя всегда упоминалось с трепетом и необыкновенным уважением.

В нашей семье неоднократно случалось, что дедушку рава Эльяшива просили быть сандаком на обрезании, и младенцу давали имя Шломо – в честь праведного и святого автора книги «Лешем». Мама часто повторяла от имени рава Шломо Эльяшова, что тот его потомок, которого назовут его именем, и который будет идти путями Всевышнего, преуспеет во всех своих начинаниях.

продолжение следует

перевод: г-жа Хана Берман

Редакция журнала «Беерот Ицхак» благодарит за право публикации отрывков из книги

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here