Практика управления гневом

Дата: | Автор: Р. Лея Ганс | версия для печати версия для печати
1692
не воспитывать в гневе

Сила сдержанности

Понятно, что бывают разные ситуации. Не всегда мы владеем собой. Допустим, мама, отработав, вернулась домой и впряглась в рутину. Сделали уроки, поели, помылись, поиграли, почитали, идет укладывание спать. И тут выясняется, что малыш заболел (не дай Б-г)! И все летит в тартарары. Начинается успокаивание, измерение температуры, все дела с ребенком на руках – мама на нервах. И тут приходит папа. А с утра была договоренность, что он купит детское питание. «Купил?» «Забыл!» Все. Это точка взрыва. Жена вспомнит ему все случаи, когда он что-то забывал, да и он в долгу не останется… Знакомо, правда?

А что делать? Нужно пользоваться могучим инструментом: силой сдержанности. Ее можно и нужно развивать, натренировать в себе, как мышцы.

Мы знаем, как умеют выводить из себя дети. Они прекрасно знают, где наша больная мозоль и умеют очень точно наступать на нее именно тогда, когда у нас цейтнот, нет настроения и т. д. И в общении с детьми очень важно использовать сдержанность, быть терпеливыми.

Когда мы говорили о наказаниях, мы упомянули про случай, когда мама очень обижена на ребенка и не может быть хорошим воспитателем. Тогда она может либо сказать ребенку, что разговор будет позже, либо попросить папу общаться с ребенком, пока она успокаивается.

Мы также говорили, что в гневе мы не наказываем, потому что это не воспитание.

В свете вышесказанного нам становится понятным, что человек, обуреваемый гневом, не властвует над собой, поэтому может наказать «с животной силой», непропорционально. Кроме того, мама в приступе гнева вообще на маму не похожа: взъерошенная, растрепанная, страшный оскал на красном лице… Просто чудовище, а не мама. Ребенок тоже воспринимает это как «взрыв дурных качеств» мамы, то есть «это ее проблемы, к моему поведению не относится». Как правило, после такой вспышки ребенок помнит ужасное поведение мамы (или папы), слова, которые были произнесены, или надолго запомнит физическое насилие, примененное родителем в гневе, поскольку в обычной ситуации родитель ни в коем случае не поступил бы подобным образом. При этом повод, приведший к этой вспышке гнева, часто забывается, то есть для ребенка здесь точно не было ничего воспитательного.

Более того, дети учатся у нас, копируя наше поведение. Соответственно, взрывы гнева они переведут на своих младших братьев и сестер, на одноклассников (а потом, не дай Б-г, на своих детей). Учителя будут жаловаться на неконтролируемую ярость ребенка.

Рав Шимшон Пинкус говорил: «Вещи выходят из сердца и входят в сердце так же, как вышли. Если вышли в гневе, то и войдут в гневе». То есть, если попытаться чему-то учить ребенка в гневе («учить уму-разуму»), то ничего, кроме гнева, у него это не вызовет.

И, напротив, если дети видят, что нам больно их наказывать (не путать с сожалением о наказании), то это произведет на них большее впечатление. Особенно если удастся показать, что, несмотря на плохое поведение, ребенок остается для нас любимым и важным.

Есть история про Хафец Хаима, которую рассказал раву Элияу Лопьяну непосредственный участник событий, глава совета некоего нерелигиозного поселения.

Несмотря на то, что был нерелигиозным, он с большим почетом относился к изучающим Тору – и вот почему:

Когда этот человек еще был молод, он хотел поступать в ешиву Хафец Хаима в Радине. Его проэкзаменовали и нашли его знания достаточными, но с его мировоззрением не все было в порядке. Когда это понял Хафец Хаим, он категорически воспротивился принятию юноши в ешиву. «Но последний поезд уже ушел! Где же я буду ночевать? Пустите меня хотя бы на одну ночь!» – попросил юноша. Хафец Хаим не согласился пустить его даже на одну ночь. «Но где же мне переночевать?!» – не успокоился юноша. «У меня в доме есть комната, там я постелю тебе» – ответил рав. Юноша пришел в дом Хафец Хаима, зашел в комнату, и лег в постеленную для него постель. Но не мог заснуть, потому что было холодно. В полночь он услышал шаги и притворился спящим. Юноша увидел силуэт рава, который поднялся, чтобы проверить, как тот спит. Почувствовав, что в комнате холодно, Хафец Хаим снял с себя шубу и укрыл ею молодого человека со всех сторон. Согревшись, тот быстро заснул.

Хафец Хаим не хотел, чтобы этот юноша провел даже одну ночь под крышей его ешивы, чтобы не испортились другие ученики. Но в своем доме он проявил к нему столько тепла: сам постелил ему постель и укрыл своей шубой. Поэтому любовь к изучающим Тору осталась в сердце этого человека на всю жизнь, а обида – нет.

Тяжелые времена

Есть определенные периоды, когда существует больше шансов разгневаться. Одним из таких периодов можно назвать эрев Шаббат, пятницу, время перед наступлением субботы. Все мы знаем, что в это время Сатан пытается поселиться в нашем доме и ссорит мужа с женой, родителей с детьми. Еще тяжелое время – моцаэй Шаббат, время на исходе субботы. Это напряженное время, когда выходит дополнительная душа, бывшая с нами в субботу. Это время «предназначено для горестей», также возрастает шанс поссориться.

Рав Исраэль Салантер говорил: «Нужно уподобляться Всевышнему и создавать излечение до болезни. Это значит, что человек должен прилагать все усилия, чтобы не пришлось гневаться». Нужно прислушиваться к себе. У каждого есть периоды напряженности, когда способность сдержаться подвергается большему испытанию в сравнении с обычным днем.

Нужно уметь улавливать возрастающую напряженность и распознавать эти периоды. После этого нужно признаться себе, что сейчас не лучшее время для выяснения отношений, для назначения наказаний, для любых резких шагов. Осознав это, нужно воспользоваться силой сдержанности. Пока не пройдет напряженность, не отпускать тормоза. Можно представить себя на спуске, едущим вниз по мокрой дороге; в этой ситуации главное – хорошие тормоза. Рав Шимшон Пинкус говорил: «У одного человека была машина. Все прекрасно, она блестит и даже ездит, но одно плохо – нет тормозов. Кто рискнет поехать на такой машине?»

Более того, есть факторы, влияющие на наше самочувствие, ухудшающие его и, соответственно, понижающие нашу способность устоять в стрессовых ситуациях.

Мама должна заботиться о себе, особенно мама в большой семье. Нужно не забывать кушать, не пропускать времени завтрака или обеда. Важно высыпаться! Физиологические факторы, на которые мы обычно не обращаем внимания, могут сильно понизить нашу сопротивляемость стрессу и, таким образом, мы будем гораздо больше раздражаться, чем стоило бы.

Наследственное качество

Сдержанность мы унаследовали от праотца Авраама. Когда Всевышний испытывал его, он никогда не задавал вопросов: «почему?» «за что?» Он просто исполнял то, что от него требовалось. Эту силу сдержанности унаследовали мы, еврейский народ. Поэтому она есть у всех нас. Нужно только развивать ее.

Есть история, которую рассказывают о маме рава Эльяшива.

В те времена стирка была процессом на целый день. Таскали воду, грели ее, выливали в тазы и в чаны, терли на стиральной доске. Потом снова таскали воду – чтобы полоскать белье. После целого дня стирки все развешивалось на веревки, протянутые поперек двора.

Примерно так – белоснежным и воздушным – выглядел в тот день двор. Выстиранное белье развевалось на ветру. Будущая мама рава Эльяшива ушла в дом отдыхать. И в этот момент домой вернулась ее соседка. Она завидовала рабанит за ее трудолюбие, и теперь решила, что чужое белье мешает ей пройти. Недолго думая, она перерезала веревки. Свежевыстиранное белье упало в грязь, в лужи, еще не успевшие высохнуть. Высоко подняв голову, довольная соседка ушла домой.

Выйдя через пару часов во двор, Хая-Муша Эльяшив всплеснула руками. Результат целого дня трудов лежал в грязи… Здесь можно было пойти ругаться с соседкой, пообещав ей также срезать веревки, всласть наорать на нее, чтоб стало «легче на душе». Но эта женщина смолчала, и даже не сказала ни слова мужу. Она собрала с земли белье и пошла за водой, чтобы начать стирку заново.

Через несколько часов напуганная соседка прибежала к ней – ее сын заболел внезапно и серьезно, и она просит рабанит не держать на нее зла и простить. Хая-Муша Эльяшив ответила, что даже не думала гневаться и обижаться.

У нее самой долго не было детей. Рассказывается, что в том же году она удостоилась забеременеть своим единственным сыном – будущим равом Эльяшивом.

Подготовила г-жа Зисси Скаржинская