Поговорим о любви

Дата: | Автор: Рав Игаль Полищук | версия для печати версия для печати
2891
поговорим о любви

Еврейские мудрецы о семейной жизни

Поговорим о любви. Наши мудрецы, в частности, Маhараль, определили любовь так: это желание присоединиться к чему-то и присоединить это к себе. При этом даже в таком определении мы можем найти два типа любви: первый – любовь человека к вкусной рыбе, когда любовь выражается не в том, чтобы сделать рыбе хорошо и заботиться о ней, а в том, чтобы эту рыбу повкуснее приготовить и съесть. Второй тип – настоящая любовь, когда хочется сделать добро тому, кого любишь.

В современном мире часто любовь между супругами, которая должна была бы быть вторым типом любви, оказывается первым типом – любовью к вкусной рыбе. При этом в роли рыбы и ее любителя выступают одновременно оба супруга, и о таких отношениях говорится в Мишлей страшная вещь: такая «любовь» – причина для разделения, а не для объединения. Это проверено большим опытом: ощущение супругов, что один использует другого – это причина для сильнейшей обиды, трещины в семье.

Как известно, во многих случаях понимание святого языка мы черпаем из арамейского – это очень близкий язык, и в нем есть много аналогов, раскрывающих истинную суть слова на святом языке. Так, слово любовь, на иврите аhава, на арамейском звучит как яhев – давать. Таким образом, истинная любовь в ее должном понимании – это когда один человек хочет дать другому.

Как правило, идеальным примером такой вот бескорыстной любви приводится любовь родителей к детям, но и тут в случае с человеком нам мешает йецер а-ра. Естественное чувство бескорыстной заботы о потомстве, которое присуще практически всем живым существам, в случае с человеком может быть извращено желанием почестей и славы.

Человек, вкладывающий в своего ребенка, не заботится по-настоящему о ребенке, он заботится о том, сколько и каких почестей достанется ему, когда его ребенок достигнет того, о чем мечтают родители. Если же этого не произойдет, то все, вложенное в ребенка, обратится против него, и ни в чем не повинный ребенок будет страдать от нереализованных амбиций корыстного родителя.

Настоящая любовь – любовь бескорыстная – имеет то же числовое значение, гематрию, что и слово эхад, един. Желание давать приводит к невиданной близости, так, что дающий и одаряемый становятся яхад, вместе, единым целым – в этом одна из основ настоящей еврейской семьи.