Авигайль — одна из четырех красивейших женщин мира

Дата: | Автор: Р. Хава Куперман | версия для печати версия для печати
2372
красивейших женщин

Авигайль — одна из четырех красивейших женщин мира (в этот «квартет» также входят Эстер, Яэль и Рахав).

В Книге пророка Шмуэля (1, гл. 25, 2-4 стихи) читаем: «И был человек в Маоне, а имение его в Кармэле; и этот человек был очень богат: у него было три тысячи овец и тысяча коз, и был он при стрижке своих овец в Кармэле. Имя того человека Наваль, а имя жены его Авигайль; эта женщина была умна и красива, а муж — человек жестокий и злой; он был из рода Калева».

Итак, Авигайль умна, не только красива. В Танахе это сформулировано так: «У нее был хороший разум». Подобного комплимента не заработал никто другой! Получается, и умница, и красавица, и богачка, и еще пророчица! Все, чего могла бы желать женщина, — у нее было. Правда, если вы еще не забыли, муж жестокий и злой. Наваль (на иврите — подлец). Так что это вопрос, насколько Авигайль была счастлива.

На долю Авигайль выпадают полные драматизма события

Давид помазан на царство пророком Шмуэлем, но царь Шауль пока не сошел с престола. И у Давида двойственное положение — то ли он царь, то ли не царь, теоретически — да, а практически — совершенно не ясно. Опасаясь Шауля (с которым они то в мире, то — нет, потому что в свите царя есть некто, кто крайне не заинтересован в воцарении Давида и постоянно провоцирует трения между бывшим царем и новым, при том, что Давид демонстрирует лояльность по отношению к Шаулю), Давид бежит. Скрываясь, он со своими людьми оказывается в том самом месте, где пасутся стада Наваля. Совершенно бескорыстно люди Давида помогают пастухам: охраняют стада от воров, хищников и прочих напастей. Люди Наваля скажут потом, что когда рядом были люди Давида, они чувствовали себя, как за каменной стеной.

И вот, приближается праздник (по некоторым мнениям, Рош hаШана, по другим, Шавуот). Давид отправляет посланников к Навалю с просьбой подкинуть им что-нибудь для праздничной трапезы. Наваль, выслушав, возмущенно говорит: «Сейчас много рабов, восстающих против своих хозяев!». Он имеет в виду, что Давид восстал против него и теперь незаконно требует дань.

Что побудило Наваля сделать такие странные выводы? Кто ему Давид? Ведь не раб и не слуга!

Вспомним фрагмент из книги Шмуэля, приведенный выше. Наваль из рода Калева, а Калев был из колена Йеhуды. То есть, Наваль — потомок Йеhуды, точно так же, как и Давид!

Общеизвестно, что право на царствование должно принадлежать одному из потомков Йеhуды. И Наваль считает, что в этом у него большие права, чем у Давида. Да, Наваль знает, что Давид уже помазан пророком Шмуэлем, но он не согласен и имеет на то (как он глубоко убежден) весьма веские причины. Какие? Сейчас поймем.

В период 40-летнего блуждания евреев по пустыне у колена Йеhуды были два известных вождя — Нахшон бен Аминодав (который первым бросился в море; его сестра была женой Аhарона) и — Калев, сын Йефуне, женившийся на Мирьям. Если вы помните, сын Калева Хур вместе с Аhароном помогал Моше поднимать руки во время войны с Амалеком. Правнук Калева Бецалель строит Мишкан. Калев вместе с Йеhошуа — то меньшинство в числе двенадцати разведчиков, которое ратует за немедленное вхождение в Эрец Исраэль. Заслуг в роду Калева — хоть отбавляй!

Потомки Калева женятся только на самых праведных еврейских женщинах. (Да и сам Наваль женат на пророчице Авигайль!).

А вот на ком женился внук Нахшона Боаз? На моавитянке Рут! И Давид — продолжение этого «сомнительного» рода. Конечно же, Наваль видит себя самым чистым из всех потомков Йеhуды и убежден, что право взойти на престол принадлежит именно ему. И он недоумевает, и негодует, и вопрошает: «Из-за того, что у него (Давида) на лбу какие-то две капли масла между бровями, он думает о себе так высоко?»

Мысль понятна. Наваль как бы заявляет Давиду: «Я знаю, что Шмуэль помазал тебя на царство, и я выступаю против тебя!».

По преданию, услышав это, Давид собирает своих людей для суда. Каждый высказывает свое мнение и общим решением Навалю выносится приговор — смертная казнь.

Один из слуг Наваля, присутствовавший при разговоре Наваля с посланниками Давида, понимает, что у Давида нет другого выбора — только прийти и убить наглеца. И тогда он обращается к Авигайль: «Пойми, наш хозяин настолько перешел границы, что все мы подлежим уничтожению!»

Она решает, что ей следует вмешаться и встретиться с Давидом. И собирает гостинцы.

Из описания, как она это делает, и из того, что происходит при ее встрече с Давидом, нам есть что выучить.

Сказано, что она готовит пять «сделанных» овечек. Возможно, «сделанных» — значит стриженных. Если у нас есть овцы и мы их стрижем, то 1/60 шерсти нам следует отдать в Храм. Но если у нас меньше, чем 5 овец, мы еще не можем выполнить эту заповедь. Даря Давиду именно пять овечек, Авигайль показывает, что выполнила заповедь с шерстью и что для нее это важно.

По другому мнению, «седланные» овечки — значит приготовленные, нафаршированные. Кроме пяти «сделанных» овечек, она везет 200 мер «надутой» пшеницы (типа поп-корна; в таком виде пшеница очень питательна, вкусна и хорошо и долго хранится). Кроме того, у нее припасено для подарка 100 гроздей сушенного винограда, 200 кругов смоквы (вяленного и спрессованного инжира), 200 хлебов и два меха вина. Это во много крат превосходит просьбу Давида, с которой он посылал гонцов к Навалю!

Авигайль отправляется в путь. Она едет на осле в сопровождении многочисленных слуг. Наконец, она просит, чтобы рядом с ней не осталось никого, посылает всех вперед и, таким образом, устраивает встречу с Давидом наедине.

продолжение следует
Благодарим журнал «Голос Яакова» и лично г-жу Аллу Фельдман за предоставленный материал.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ