Жена Овадьи — быть женой праведника непросто

Дата: | Автор: Р. Хава Куперман | версия для печати версия для печати
1364
жена Овадьи

Овадья умирает, Ахав умирает, наследник престола, Йеорам, становится царем…

Пока был жив Ахав, его сын не знал недостатка в деньгах (при надобности, перехватывал у папаши). Но вот, папы не стало, и молодой царь со всей ясностью понимает, что перехватывать больше не у кого, что финансы весьма ограничены, а значит, нужно возвращать в казну долги. И он со всем рвением берется за это дело, посещает старых должников, в числе которых семья Овадьи.

Но с Овадьи уже не взыщешь, поэтому царь требует платы у вдовы. А у нее в доме нет ничего. Царь Йеорам дает ей короткий срок и ставит условие: если не найдет, чем расплатиться, он сделает рабами двух ее сыновей. Все строго по договору, они — залог.

И тогда, по преданию, она идет на кладбище, на могилу мужа, и там кричит, молится и плачет, и снова кричит… и молит умершего мужа, чтобы он помолился Всевышнему и чтобы Тот помог ей спасти их детей: «О, тот, кто очень боялся Всевышнего, вот что делают с твоими сиротами!!!»

Она молится 265 молитв (это гематрия слова «крик» — на иврите цаака). 264 молитвы остаются без ответа и только 265-я оказывается услышана! Как говорится в Книге Зоѓар, — «Сказали Овадье: «Твоя жена стоит и кричит и молится над могилой». Овадья пошел к Праотцам еврейского народа: «Такое дело у меня». «Мы уже слышали ее крики. Пусть пойдет к Элише». А она продолжала кричать, и Овадья сказал ей: «Иди к Элише»».

Элиша был одним из тех ста пророков, которых спасал Овадья в пещерах.

«Что есть у тебя в доме?» — спросил Элиша женщину. «Ничего нет у рабы твоей, кроме посудины с маслом оливковым», — ответила она. «А посуда пустая есть?» «Битая». «Возьми посуду в долг у соседей, разлей в нее масло».

Она сделала, как велел пророк. Вместе с сыновьями они заперлись в доме своем. Вдова знала, что нужно быть на месте, что чудо не перемещается, и поэтому не сходила с места. Дети подносили ей сосуды, а она наполняла их маслом из того самого единственного маленького горшочка. И масло все не кончалось.

Согласно преданию, даже битая посуда в их доме в тот момент склеилась, стала целой. Вдова Овадьи наливала и наливала, пока не осталось ни одной свободной емкости. «Есть посуда?» — спросила она детей. «Нет», — ответили ей. «Все! — сказала она.- Больше некуда!» И в ту же секунду масло прекратило литься.

Она была праведной женщиной. Другая немедленно побежала бы продавать. Но жена Овадьи пошла к пророку Элише.

— Что с маслом делать?

— Продай, отдай долги, а на то, что останется, живи.

Почему этой женщине было подарено именно это чудо? Потому что Всевышний воздал мерой за меру. То, что покойный муж ее, спасая пророков, давал им хлеб и воду — вещь, понятная каждому; но он ведь давал и масло, что было в то голодное время непозволительной роскошью. При этом Овадья и члены его семьи постоянно подвергались огромной опасности. Смертельной опасности! То есть они пребывали в постоянной готовности отдать свою жизнь во имя духовности, Торы и Всевышнего. В итоге, Всевышний раздвигает для Овадьи границы физического мира.

Быть женой выдающегося человека — совсем непростая доля. Но у этой женщины есть и дополнительные заслуги.

Говорится, что когда для нее и детей настали тяжелые времена и в доме нечего было есть, она изо всех сил старалась, чтобы выходя из дому ее сыновья выглядели благополучными, — и чтобы никто даже не догадался, какое у них чудовищное положение. Ею двигало отнюдь не  чувство гордости. Причина была другая. Та самая, по которой она не могла допустить, чтобы дети ее стали рабами и пришли в дом идолопоклонников. Она очень боялась за их духовность.

Но, может быть еще больше, не хотела и боялась унижения имени Б-га. (Ведь окружающих хлебом не корми, дай посудачить. Им ничего не стоит сказать, дескать, «вот, смотрите, что делают с Его сиротами! И Он допускает!»)

В Книге Царей говорится: гнев Б-га в то время был велик на евреев, — и за их идолопоклонство, и за то, что не ценили милость Творца, хотя в это же время другие народы видели эту милость и ценили. И так велик был этот гнев Б-га, что Он готов был уничтожить весь народ. И уничтожил бы, если бы не великая праведница, жена Овадьи.      

продолжение следует

Благодарим журнал «Голос Яакова» и лично г-жу Аллу Фельдман за предоставленный материал.