Шунамит — Четыре особенных ребенка в Танахе

Дата: | Автор: Р. Хава Куперман | версия для печати версия для печати
2040
шунамит

Мы упомянули в прошлой статье детей, чьи матери доминантны, и чья жизненная сила исходит больше от матери, чем от отца (от редактора: здесь речь идет о духовном влиянии и доминантности, а не о «перетягивании каната» в управлении семьей). Такие дети несут в себе больше женского начала, чем мужского. (Символ женского начала — Суд; символ мужского начала — Милость).

В еврейской истории известны четыре подобных ребенка.

Первый из них Ицхак. Сара в браке доминантна. Авраам уступает жене в даре пророчества. О рождении Ицхака говорится: «И вспомнил Всевышний Сару». (Обратите внимание: не Авраама!). Весь текст Торы в этом месте сосредоточен на Саре. Ликует Сара, а не Авраам: «Кто мог поверить… что я буду кормить на старости!..» — восклицает она. Ицхак в первую очередь ее ребенок. Когда Сара велит мужу выгнать Ишмаэля и Агарь, она говорит: «Этот ребенок /Ишмаэль/ не будет иметь удела с моим сыном (не нашим)».

Помимо сложностей, связанных с рождением, Ицхаку предопределена короткая жизнь.

Считается, что одна из целей жертвоприношения Ицхака состояла в том, чтобы дать ему новое наполнение жизни, качественно иное. Авраам в момент Акеда (вознесения в жертву) вложил в сына следующий этап жизни. У Ицхака закончилась та жизнь, которую он получил от матери и начиналась жизнь, полученная от отца.

И в этот же момент Сара умирает. Она не может не умереть — в противном случае она оставалась бы доминантной матерью, и Авраам не мог бы дать сыну свою часть жизни.

Следующий такой ребенок — пророк Шмуэль. У него сверхдоминантная мать. Хана выпрашивает-вымаливает у Б-га дитя. Ее муж — великий человек, Элькана, но относительно рождения ребенка его роль второстепенна. Именно Хана страдала от того, что бездетна. Муж — нет.

— Хана, отчего ты так печальна? — старался он ее утешить. — Разве я не дороже тебе, чем десять сыновей?!

По преданию, когда Шмуэлю было два года, он должен был умереть и умер.

Добавочную жизнь ему дает священнослужитель Эли.

То же самое происходит с сыном женщины из Царфата. Вторую жизнь дает ребенку пророк Элияу.

Доминантна в браке и Шунамитянка Великая. Сын ее также обречен умереть. Вторую жизнь ребенок получит от пророка Элиши.

А произойдет это так.

Лето, время жатвы. Утро, но уже очень жарко.

Муж Шунамитянки идет со жнецами в поле, мальчик — вместе с ним. Вдруг ребенок жалуется на сильную головную боль, и отец отсылает его к матери, — пусть полечит. У матери на коленях к полудню он умирает.

Бедная мать берет его на руки и вносит в комнату пророка Элиши, кладет на кровать, где пророк обычно отдыхает, останавливаясь в ее доме. Она запирает за собой дверь и, никому не говоря ни слова, отправляется к мужу, просит дать ей осла и служку, чтобы идти на гору Кармель, где сейчас находится Элиша. Муж спрашивает: «Что случилось? Ведь нынче не начало месяца и не суббота!» (Из этого текста мы видим, что Шунамит посещала пророка в связи с новомесячьем и субботами).

Она не отвечает на этот вопрос, лишь говорит: «Шалом, шалом!..» («Мир, мир!..») — и отправляется к Элише. Она намеренно держит смерть ребенка в тайне, надеясь, что это еще поправимо. В данный момент, по ее глубокому убеждению, не следует осложнять ситуацию.

(А мы, благодаря Шунамит, делаем вывод, что до тех пор, пока вещь скрыта, Всевышнему проще творить чудо. Такое чудо не выпадает явно за рамки природы).

продолжение следует

Благодарим журнал «Голос Яакова» и лично г-жу Аллу Фельдман за предоставленный материал.