Эшет Хаиль — Достойная жена

Дата: | Автор: Р. Хава Куперман | версия для печати версия для печати
2919
эшет хаиль - Достойная жена

ЭШЕТ ХАИЛЬ (Мишлей, 31:10-31)

Песнь «Эшет Хаиль» («Достойная жена») завершает книгу царя Шломо «Мишлей». Она написана в форме акростиха, в котором каждая строка последовательно начинается с очередной буквы алфавита, охватывая весь алфавит с первой и до последней буквы.

Но почему эту песнь царь Соломон включил именно в «Мишлей», в книгу своих Притч?

В одном из предыдущих разделов, посвященных Батшеве, жене царя Давида и матери Шломо, мы уже уделили некоторое внимание этому произведению. Теперь стоит остановиться на нем подробнее. (Да простит нам читатель возможные повторы).

Итак, «Эшет Хаиль» сложена и пропета царем Шломо в честь его матери Батшевы после того, как она строго его отчитала.

А было дело так.

Когда Давид умер, двенадцатилетний Шломо взошел на престол и стал царем. И с этого момента никто в государстве не может сказать ему ни единого неприятного слова — он Царь! Единственная, кто его продолжает воспитывать, — его мать. Однажды утром Шломо опаздывает к началу Служения (священники не начинали жертвоприношений, пока не появлялся Шломо). У царя в тот день имелась уважительная причина: накануне состоялась его свадьба с дочерью фараона, после свадьбы была брачная ночь! Но Батшева считала, что все это — не оправдание для опоздания к Службе, и Шломо приводит в «Мишлей» «речи, которыми увещевала его мать».

Не будем цитировать их целиком, остановимся лишь на одной фразе: «Что, сын мой? Что, сын чрева моего? Что, сын обетов моих?!».

Ни одна из жен Давида, моля Всевышнего о том, чтобы послал ей ребенка, не просила себе сына-праведника. И только Батшева просила. Другим женам были нужны здоровые, красивые, крепкие дети, которые станут наследниками Давида — богатыми, сильными, властительными. Во имя этого они давали обеты. Но для Батшевы главным было, чтобы ее будущий ребенок был праведником.

«Что же будет с моими обетами, если ты поступаешь неправедно?» — вопрошает она сына. И Шломо понимает: мать права, нужно внять ее голосу, отблагодарить за наставление.

«Эшет Хаиль» и есть благодарность.

Считается, что восхваление женщины может быть передано одной из двадцати двух форм выражения. В «Эшет Хаиль» — двадцать две строки (столько, сколько букв в алфавите). Получается, здесь Шломо использует все двадцать две формы восхваления. Максимум! Выше уже не может быть!

Это на самом простом уровне. Можно посмотреть глубже.

Сделаем это в следующий раз…

Благодарим журнал «Голос Яакова» и лично г-жу Аллу Фельдман за предоставленный материал.