Поспешное суждение

Дата: | Автор: Г-жа Зисси Скаржинская | версия для печати версия для печати
3012
поспешное суждение

Наш рош ваад-баит (председатель домашнего комитета), г-дин Вайсфельд, просто ужасный зануда! Он страшно щепетильный во всем, что касается его сферы деятельности: швабру из подъезда не бери (она испортится, что ли, если я ей пару раз подмету возле своей двери?) С уборщиком не болтай – воруешь у него рабочее время. Велосипеды не ставь куда угодно, а только в строго отведенную стойку!

Другой бы не обращал внимания, или сделал бы пару замечаний – и все, понял бы, что не приживается его «устрожение» – и снял бы его. А этот – ни в какую. Просто третирует весь подъезд. Нет, не спорю, при нем в подъезде очень чисто, но какой ценой! Везде дети играют в подъезде, а у нас – ни за что!

Был у меня случай: у нас была бат-мицва у дочки, а в подъезде живет еще пара девочек ее возраста, так они решили приклеить 3 ватмана с рисунками и поздравительными надписями. Они же не писали на стенах – только на листах! И все равно он увидел, что в месте отклеивания листов от стенки отколупнулась краска, и долго песочил нас, что нужно перекрасить стену. Мы тогда крупно поссорились. Я настаивал, что это дети сами, то есть мы – родители – не в ответе за них. А он утверждал, что это приблизит время покраски стен, что мы не имели права позволять это. Такой щепетильный! Чуть что – он уже кричит: «гезель (воровство) общественных денег»!

Но недавно я стал смотреть на него по-другому, после одного случая. Сейчас расскажу.

В нашем районном супермаркете люди, как правило, закупаются на неделю, то есть покупки большие. Бывает, что даже тележки заполнены «с верхом». И люди, несмотря на то, что это очень некрасиво с точки зрения еврейского закона, берут их с собой до машины – перегрузить покупки сразу в багажник. Тележки считаются собственностью супера, и брать их за пределы его территории – это некорректно. Поскольку у магазина нет своей стоянки, получается, что тележки вывозятся далеко за пределы магазина, поближе к машинам. Еще ничего было бы, если бы их возвращали на место, но нет! Многие бросают их прямо на ближайшей стоянке.

И вот, пошел я вечером в магазин за покупками. Так, по мелочи: детское питание, подгузники, хлеб, молоко, яйца. Иду назад и вижу: наш щепетильный г-дин Вайсфельд тащит обратно со стоянки пустую тележку! И ни капли стыда на лице! Уж он-то все знает о гезеле (воровстве), он-то должен понимать! И тут – такое. Я прямо вскипел. Вот, думаю, сейчас он подойдет поближе – я ему все скажу. Очень вежливо, конечно. Но он у меня получит урок мусара!

 – Г-дин Гринвальд, добрый вечер!

– Вечер добрый, г-дин Вайсфельд! Не тяжело ли вам везти тележку в гору? Помочь?

 – Нет, что вы. Это моя мицва (заповедь)!

 – Мицва? В чем же тут мицва?  — Я был несколько ошарашен такой постановкой вопроса.

 – Видите ли, г-дин Гринвальд, я два раза в неделю хожу за покупками по просьбе жены. И каждый раз я вижу эти разбросанные по всей стоянке тележки. Мне больно смотреть на этот гезель, и я стараюсь собрать их и одну-две за раз отвезти на место. Бывает, хожу по 3-4 раза. Первый раз на меня накричала кассирша, будто это я сделал. Но я ей все объяснил. Теперь она меня благодарит. Жена, правда, ругается, что я поздно прихожу. Но я не могу иначе. Я с детства приучен беречь еврейское имущество.

Я осмотрелся и вспомнил, что, когда я шел в магазин, тележек и вправду было больше, некоторые даже лежали на боку на асфальте. Пристыженный от неуместности собственной подозрительности, я вызвался помочь г-дину Вайсфельду собрать все остальные тележки и отвезти их на место за одну ходку.

Меня мучило, что из-за своей обиды на г-дина Вайсфельда я забыл о важном правиле: судить каждого в лучшую сторону.