Предпасхальный марафон

Дата: | Автор: Г-жа Зисси Скаржинская | версия для печати версия для печати
1705

Ну почему я не могу работать планомерно и последовательно, вещь за вещью, комната за комнатой?! Начинаю спальню – тут же находятся книжки, которые надо отнести в детскую. А в книжном шкафу в детской лежат заколки, которые надо отнести в сумку, которая лежит в ванной – в специальную сумку для заколок. А в ванной надо перебрать стенной шкафчик, в котором обязательно найдется крем или шампунь, который лучше убрать на Песах в ящик для хамцовых кремов и шампуней, находящийся в спальне… И опять по кругу.

Может быть, этот бесконечный круговорот вещей в квартире происходит от того, что надо раз и навсегда научить детей класть каждую вещь на свое место. Но во-первых, за всеми не уследишь, а во-вторых, дети, глядя мне в глаза, утверждают, что вот это самое – и есть место для данной вещи. Остается только как заклинание повторять: «Заколки кладутся в сумку для заколок. Книжки возвращаются спать в шкаф для книжек. Ножницы не валяются посреди детской на полу, а аккуратно ставятся в свой стаканчик для канцтоваров на столе (даже если ты, дорогая моя, считаешь, что делать уроки лежа на полу – гораздо удобнее, чем сидя за столом)».

И как иногда хочется в последнюю неделю перед Песахом не стоять на коленях перед кухонными шкафчиками, а гордо подняв голову (смотрите, я уже закончила всю уборку!) шествовать по Геуле, покупая детям обновки на праздник, как делают мои знакомые израильтянки. Только для них уборка на Песах – в порядке вещей, у них дома нет такого творческого беспорядка. Они наверняка заставляют детей убрать предыдущую игру перед тем, как достать следующую. А у нас в детской строится замок из конструктора, к нему достаются «маленькие люди» фишерпрайса, к ним добавляется готовый китайский домик для кукол и мебель для него. Потом достаются деревья и животные из набора «мой скотный двор», и вот уже вся детская – это один большой город для трех принцесс. Четвертая, которая недавно научилась ходить, конечно, превращает это все в кучу малу, прохаживаясь туда-сюда с независимым видом под окрики старших сестер. А ей-то что! Она тоже тут проживает. В конце концов, вечером приходит папа и грозится все это безобразие на лопате (вариант: мусорном совке) вынести из дома. Тогда все составляющие города разбираются каждая в свой мешок или коробку, хотя иногда перед Песахом выясняется, что мягкий диван попал на скотный двор, а в конструктор затесалась пара «маленьких людей».

Конечно, к пасхальной уборке привлекаются и дети. Они проверяют свои книги. На проверку каждой книги уходит примерно то время, которое уходит у каждой из них на беглое прочтение этой книги (или просмотр картинок, зависит от возраста). Время от времени приходится их тыркать: «Милая моя, ты читаешь!» «Нет, мама!» «Ты читаешь!» «Нет, мама, я проверяю». «Ты что, между строк хамец ищешь?» Короче говоря, весело.

Кроме того, дети проверяют ящики со своими личными вещами. Это вообще интересно. В процессе выясняется, что вещи перекочевали из одного ящика в другой, за прошедшее время хозяйки забыли, кто кому что подарил, и дележка начинается сначала. Тут приходит самая мелкая и просто выбирает, что ей нравится, пока старшие в пылу ссоры ее не замечают. Ну, а если заметили, она со всех своих маленьких ножек бежит к маме (занятой, например, развешиванием стирки) и с разбегу утыкается в нее. Все, она в домике. Здесь можно беспрепятственно разобрать понравившуюся вещь на составляющие, выяснить, почему она мычит-светит-ездит-прыгает, а потом раскидать детальки так, чтобы эта вещь уже никогда больше не мычала, не ездила и не прыгала. Затем эта вещь переходит в мусорное ведро, а «мелкая» таким образом выполняет завет папы: «Чем больше я очищаюсь, тем больше я хорошею», как нельзя более актуальный перед Песахом.

А еще дети уничтожают хамец. Как в Пурим начали, так и продолжают до сих пор. Слава Б-гу, у нас дома не бывает засилья сладостей, но после Пурима всегда есть, что погрызть. Так что мирный процесс (после ссор за содержание личных ящиков) закрепляется совместной трапезой с поеданием содержимого какого-нибудь красочного пакетика (под крики мамы: «Дети, хамец едим только в салоне за столом!») или маминого печенья.

Главное – мир между всеми соучастниками пасхальной уборки.  Чтобы и папы были сыты, и дети целы. «Пыль – это не хамец, а дети – не пасхальная жертва».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here