Ханукальный боекомплект или Коммунаровская ханукия

Дата: | Автор: Г-жа Зисси Скаржинская | версия для печати версия для печати
2752
Ханукальный боекомплект или Коммунаровская ханукия

Маленький огонек пляшет на свечке. Это первая свеча Хануки этого года. Как трогательно танцует этот, единственный пока, свидетель чуда.

Муж и дети поют «Маоз Цур», а я вспоминаю совсем другую Хануку…

В седьмом классе я перешла в еврейскую религиозную школу из обычной, районной, где одноклассники кричали о моей национальности через улицу. И как-то сразу поверила учителям еврейской традиции, что евреи должны жить именно так – по своим законам. Попытки применять эти законы и правила в жизни насмешили и напугали всю нашу еврейскую родню.

Зажигание первой субботней свечки (одной, больше дома не было) закончилось провалом. Это была тонкая свечка для торта на день рождения, вставленная в пластиковую воронку для бутылок. Конечно, она мгновенно сгорела, никто даже не успел заметить, как. Но вместе с ней сгорела и воронка, и четверть пластикового покрытия стола. После чего мой здравомыслящий папа на некоторое время «пиротехнику» дома запретил. Во избежание.

Следующие свечки уже были две «чайные», как у учительниц. Папа лично проследил, чтобы они были поставлены на железный лист, и каждая еще отдельно – в фольгу. На этот раз все обошлось без эксцессов. И так потихоньку, один за другим, входили в нашу жизнь еврейские обычаи. Иногда родители вспоминали что-то из своего детства, от соблюдавших родственников. Папа вспоминал, как его отец молился в миньяне, облачившись в талит и тфилин, которые потом были похоронены вместе с ним. Мама вспоминала Песах у своей бабушки – самодельную мацу, фаршированную рыбу…

И при всем этом поведение дочери казалось им странным новым капризом, который пройдет – надо только спокойно переждать.

На первую Хануку мы получили сохнутовские ханукии золотого цвета и набор свечек. Все это великолепие было водружено на подоконник седьмого этажа и зажжено по порядку. В последний день Хануки, когда горели все восемь свечей, случилось непредвиденное: кто-то забыл закрыть окно после проветривания, и сильным порывом ветра ханукию снесло на пол. На линолеум. Хорошо, что некоторые свечки потухли в процессе падения. В общем, папа эксперимента не одобрил. Больше на окно ничего не ставилось весь год.

Перед следующей Ханукой удалось купить толстые свечки, чтобы горели по алахе, даже с запасом. Но они никак не влезали в старую ханукию. За месяц до праздника решения все еще не было. Я ходила понурая, и мне казалось, родители радовались, что в этом году опасностей удастся избежать.

В один из дней папа зашел в мою комнату и спросил:

– Сколько дней, говоришь, осталось до Хануки?

– Две с половиной недели.

– Так. А где у тебя свечки, что ты купила? Ну, толстые эти?

– Вот они.

Папа достал штангенциркуль и зачем-то померил основание свечки.

– Можно я пока ее возьму?

– Конечно. Я купила на все дни с запасом, только непонятно, во что их поставить…

– Поживем – увидим, – загадочно сказал папа и вышел.

За три дня до праздника папа с заговорщическим видом зашел ко мне в комнату. В руке его был сверток. Папа развернул пакет, потом промасленную бумагу, и вытащил длинную стальную пластину, на которой было девять круглых выемок. Потом одну за другой он достал восемь одинаковых гильзочек и одну – в полтора раза выше. Когда он поставил то, что я приняла за гильзы, в выемки на пластине, получилась… ханукия! Причем шамаш можно было ставить как в середину, так и с краю.

– Папа, спасибо! Ух ты! Откуда?

– С родного завода.

Папин завод, где он работал инженером-конструктором, назывался «Коммунар» и был одним из системы оборонных заводов. Завод выпускал разнообразную продукцию: от автоматических систем управления авиационными пушками и авиационных пулеметно-пушечных изделий разных калибров до ракет класса «воздух-воздух», «воздух-земля». Был очень большой двухэтажный инструментальный цех, где для внутреннего использования делали инструменты (даже сверла и фрезы), оснастку, пресс-формы. На «Коммунаре» выпускался даже пылесос «Чайка». Но никогда еще папин завод не производил стальные ханукальные подсвечники!

ханукия
оригинальная ханукия из рассказа

– Пап, а как тебе удалось? Как это получилось?

– Ну, я нарисовал чертежик, промерил все – ширину, высоту. Потом обратился к Леше, и он выточил мне. Так что у тебя настоящая коммунаровская авиа-ханукия.

– И он ни о чем тебя не спросил?

– Нет, но посмотрел как-то странно… Может, с уважением?..

– Папа, а можно поставить на окно? Ты не боишься, что снесет ветром?

– Не думаю. Сталь толстая, из старых советских запасов. На совесть сделана. Не улетит.

Свечки встали в подсвечники как влитые, правда, издалека можно было подумать, что на окне стоит боекомплект. Чистить эту ханукию было одно удовольствие – полировка была без щербинок. В общем, в этот и все последующие праздники коммунаровская ханукия служила мне верой и правдой. И посейчас она стоит в маленькой комнате, ожидая следующего задания.