Яаков из Гошена в современном Тель-Авиве

Дата: | Автор: Г-жа Зисси Скаржинская | версия для печати версия для печати
1195
Яаков из Гошена
Египет, 2447 год… Раннее прохладное утро… На песке вповалку дремлют уставшие окровавленные люди. Кто-то стонет во сне. Внезапно один человек просыпается с криком: «Мамочка!!!» и начинает расталкивать другого…

— Шимон! Шимон! Вставай! Проснись! Слушай, ты должен срочно растолковать мой сон к добру, иначе я с ума сойду! Да проснись же!!

— Все, хорошо, я проснулся! Еще час до начала работ! Ты не сойдешь с ума, ты уже сошел! Египтяне не замучили, так свой, еврей замучает. Ну, что ты хочешь? Рассказывай быстрей, может, еще доспать успею!

— Слушай! Значит, приснилось мне, что некий голос говорит со мной.

И вот он мне вещает: «Яаков, я хочу показать тебе будущее. Ты попадешь в будущее, чтобы рассказать своим потомкам, чтобы предостеречь их. Запомни, имя твое будет Коби. Ты встретишь много нового и непонятного, но я буду объяснять тебе. Постарайся ничего не забыть из того, что я тебе покажу».

И все завертелось, я начал падать куда-то с большой высоты, все быстрее и быстрее. И упал на что-то мягкое. Тут же где-то рядом раздался какой-то жуткий звук! Он звенел в моих ушах, словно сто тысяч комаров! Я решил, что это огромный кровосос и стукнул, не глядя. Моя рука упала на некую коробочку, которая икнула и сказала: «Точное время 6 утра. Коби, пора вставать, дорогой». Я уверен, что это сказала именно коробочка, больше никого рядом не было. Я отдернул руку и решил, что с говорящими коробочками лучше не связываться, а послушаться.

Я встал. На стуле рядом с кроватью (кроватью?) была какая-то странная одежда. Я попытался разобраться, что к чему, но не справился. И тут я вспомнил про голос  и спросил, проверяя связь, как это все на себя надеть. Голос подробно объяснил мне, что надевается куда. В стене напротив (оказалось, что это дверь комнаты, в которой лежит одежда. Вот зачем человеку столько одежды?!) я увидел человека очень похожего на меня, только стриженого, почти без бороды, с мелкими усиками и без пейсов! И это был я! Шимон! Ты представляешь меня в таком смешном нееврейском виде? Решив ничему не удивляться, я спросил голос, что дальше. Он велел пойти на кухню и позавтракать. Мда…

На кухне все было белое и непонятное. Где ведро для воды? Где разводить костер? Где мука, чтобы печь лепешки?  Где чеснок? Где хоть какие-то продукты? Я спросил у голоса, и он сказал открыть «холодильник». Ты представляешь? Я, конечно, не понял, и он объяснил, что надо дернуть железную ручку на белом шкафу. Я дернул.  Там, действительно, холодильник. Холод страшный. Голос сказал, что для сохранения свежести продуктов. Охотно верю, что в таком холоде ни один червяк до еды не доберется. Замерзнет от одной мысли. Но и муки нет. Голос велел вытащить из холодильника лепешки (там лежали готовые! Видимо, напекли вчера).

Потом голос велел мне открыть другой шкаф и достать оттуда коробочку. Я достал. На крышке нарисованы рыбы, вроде тех, которые моя жена вылавливает в Ниле на ужин. Но как рыбы попали в такую смешную плоскую коробку? Голос велел мне потянуть за кольцо «и сардины откроются». Ты представляешь, я так и сделал – и коробочка открылась! А внутри, действительно, были рыбки!!! Осталось решить вопрос с водой. Я спросил у голоса, далеко ли до воды и где ведро. Он сказал, что надо подойти к «раковине» (на деле это кастрюля с дыркой) и поднять блестящую палку вверх. Я поднял – и тут как полило!!! Во все стороны! Я быстро подставил какой-то сосуд с хвостом, чтобы не затопить дом. Оказалось, что этот умный кувшин умеет сам греть воду, надо только нажать на пуговицу. Оооо…

Я сидел на стуле, ел лепешку с рыбками, пил горячую воду из кувшина с хвостом и, заметь, все это практически без усилий с моей стороны! Я чувствовал себя просто Фараоном! Но недолго.

Голос сказал, что пора на работу. Я расстроился. Неужели и здесь нужно строить города? Оказалось, что еще как!

Голос велел мне взять пищащую гадость, которая меня разбудила, и выйти из дома. Я испугался. Во-первых, стыдно ходить с такой пищащей штукой – того и гляди опозорит посреди улицы. Во-вторых, оказалось, что она разговаривает, как будто в нее жрецы подсадили нечистую силу! Голос объяснил мне, что если эта коробка еще раз зазвенит, нужно нажать на зеленую пуговицу. И тут как раз она зазвенела. Я нажал, как велено. И она снова заговорила человеческим голосом:

— Коби, тебя уже полчаса ждут. Работа стоит. Начальник уже раскалился! Эй! Ты что, оглох?

Я молчу. Мало ли, что коробка говорит… Вон, на празднике у жреца каменная собака заговорила, а потом оказалось, что под ней в яме второй жрец сидел. И вообще, если с тобой коробки разговаривают, то это тяжелый случай. А оттуда еще громче кричат:

— Коби, ты это брось. Что за шутки? Немедленно сюда!

Я коробочку на всякий случай полотенцем (кажется) прикрыл и сижу. Но тут голос проснулся и велел в коробочку сказать, что я уже выхожу. Я сказал, и коробка ругнулась неразборчиво и замолчала. Тогда голос сказал, что мне нужно разобраться как следует в том, что происходит, а для этого побыть один день «человеком из будущего». И действовать как они. В общем, мне нужно прибыть на эту работу. Ну, я внутри приготовился. Думаю, если у нас надсмотрщики – звери, то уж в будущем, наверное вообще… Или, может, за ними присматривают говорящие коробки?

Вышел я из дома и пошел, куда мне голос говорил. Иду по улице и удивляюсь: это сколько же рабов надо было нагнать, чтобы такие домины отгрохать! А вокруг идут одни египтяне, но говорят почему-то по-нашему. Я почему понял, что египтяне? А на них одежды мало было. И бород нет. А про женщин я уже и не говорю. Между тем голос вводит меня в курс дела.

Оказывается, я нахожусь в 5777 году в Земле Израиля, а вокруг вовсе не египтяне, а «евреи будущего» — города Тель-Авива!

Я, конечно, сразу упал на колени и трижды поцеловал обетованную землю. Тут вокруг меня собралась толпа и раздался звук типа Шофара: уи-у-уи-у. Я думал, что все, конец времен. Но оказалось, что подъехала повозка с красными огнями на крыше (я, правда, не заметил, когда они успели отстегнуть лошадей), и двое, которые вышли оттуда, хотели меня внутрь запихнуть. Я уперся, сказал, что со мной все в порядке. Они не поверили и еще какое-то время крутились вокруг меня, наматывая жгуты и прикладывая ко мне какие-то штуки. Я решил, что таков ритуал принятия новоприбывших в Эрец Исраэль. Они убедились, что все в порядке, погрузились в повозку и двинулись! А я встал как вкопанный! Они так и не пристегнули лошадей, но ехали! Неужели в Земле Израиля все умеют укрощать духов?! Тогда я явно не к месту…

Идти оказалось недалеко. Голос сказал, что я работаю на стройке. Ну, это дело привычное. Я ожидал увидеть толпы измученных рабов, которые тащат каменные глыбы. Но вместо этого я увидел строение, возле которого стоял высоченный идол, сложенный из металлических балок, и поднимал огромные гладко отесанные серые камни на самый верх. Я упал ниц и поклонился идолу. Да, я это сделал. Я знаю, что в Египте я ни за что не стал бы этого делать, а здесь  увидел идола, который сам мог шевелить своей рукой (правда, единственной)! Значит, я ошибался – идолы могут действовать сами! В этот момент меня постучали по плечу.

— Коби? Ты здоров, брат?

Рядом стоял человек, одетый так же странно, как я. На нем была оранжевая жилетка, а на руках у него были рукавицы.

— Я? Я ничего. Просто осознал свою ошибку.

— А-а! Правильно. Опаздывать на работу – это большая ошибка. Вычтут из зарплаты. Иди на свое место. И постарайся нагнать свою дневную норму!

И тут я понял, что ничто не изменилось. И здесь есть дневная норма. И, успокоенный, пошел, куда он показал.

Там оказалось все вполне знакомым. Конечно, ведро с раствором выглядело по-другому, но в общих чертах инструменты были все те же. Я работал в привычном темпе, потом тот человек крикнул, что перерыв на обед, и отвел меня поесть. Я так устал, что обед не запомнил, только помню, что все ели как-то иначе, не так, как я. Но мне было все равно. Я думал о том, что мне надо выполнять норму. Хорошо еще, что кирпичи не надо было выпекать. Удивительно добрый у них тут надсмотрщик…

Закончив стены, я пошел спросить, из чего делать крышу. Тот человек присвистнул и сказал, что я отработал на месяц вперед и могу идти домой. «Вот, что значит еврейская работа», — сказал он. Интересно, а что, бывает другая? Египтяне, что, тоже работают на стройке? Хотя, может, местные «египтяне», которые говорят на «иврите», работают… Но самое удивительное ожидало меня потом. Тот однорукий идол оказался таким же чурбаном, как и наши, египетские! Как я знаю? Я видел, как в конце дня он остановился, перестал крутиться, и из него вылез человек! Спустился по лестнице, которую я раньше не заметил!

Я еще раз упал ниц, на этот раз – возблагодарить Всевышнего, который позволил мне это увидеть, а не остаться в заблуждении!

— Так, Коби! Бр-р-р, то есть Яаков! Это все? Прекрасный сон о вреде мечтаний! Ты размечтался, что идол построит за тебя, поэтому считаешь, что высыпаться не надо. Так вот, брат, все это враки! А нам осталось спать еще полчаса…

— Да погоди ты спать! Я еще не закончил! Я же главный свой страх не рассказал!

— Вот пристал! Ладно, рассказывай, только побыстрее!

— Я постараюсь короче. Только не зевай так откровенно, пожалуйста. Слушай!

Следующей задачей было «пойти в магазин и закупить продукты». Вот ты как себе это представляешь? И я не понял ничего.

Какой магазин, какие продукты? И откуда у меня деньги, чтобы что-то купить, у раба из Египта?! Оказалось, что туда надо не идти, а ехать.

Там по улице ездили повозки без лошадей, вроде той, куда меня попытались засунуть. И вот в такую странную повозку мне надо было залезть. Я встал на «остановке», где голос велел, и стал ожидать. И там стояло еще много людей. Я подумал, что обычной колесницей тут никак не обойтись. И смотрю – подъезжает такой дом на колесах, спереди у него огни светят, а сзади дым идет! И ни лошадей, ни тягловых быков, ни ослов! Я испугался и хотел назад отойти, но тут меня со всех сторон сжали, в одно ухо закричали: «Проходи вперед, чего встал!», в другое: «Живее!». И меня практически внесли в этот дом. Потом он заурчал где-то внизу – и я подумал, что там внизу есть все-таки кто-то живой, чтобы везти всю эту махину, но кормят его плохо, раз у него так урчит в кишках.

Голос велел мне залезть в правый задний «карман брюк» (оказалось, что брюки – это то, что я надел на ноги, а карман – лишний кусок ткани, нашитый сверху, чтобы класть мелкие вещи) и достать «бумажник». Я достал маленькую сумочку, а оттуда прямоугольную пластину – и приложил ее к какому-то странному пищащему ящику. И там все так делали. Голос объяснил мне, что так происходит оплата поездки в этой повозке. Ну и ну! Все интереснее становится.

Сел я на свободный стул возле прозрачной стены. Оказалось, это стекло. Вроде знакомый материал, но такой прозрачности и ровной поверхности у нас не бывает! Красота просто! Какие достижения!

Оживился я и посматриваю вокруг – людей будущего наблюдаю.

Смотрю, дом этот на колесах останавливается, заходят он и она – за руки держатся, садятся вместе, смотрят друг на друга просто с обожанием. Наверное, думаю, молодожены. Даже себя вспомнил… И тут у него в кармане «дзинь», у нее в кармане «трень» — и он сразу в карман тырк, коробочку оттуда достал и уткнулся в нее. И она тоже такую коробочку достала – и смотрит. Потом стали пальцами водить, какие-то знаки выписывать. А друг на друга смотреть перестали, будто одни. Странно, думаю. Что там за дух такой в этой коробочке, который может одного близкого человека от другого так растащить – они вроде рядом, но уже не вместе. И я подумал, что очень могущественный дух! Страшно мне стало.

Я свою коробочку достал и смотрю со всех сторон – где там этот страшный дух живет, и как его выкурить оттуда? Так и не понял, обратно в карман положил на всякий случай, чтобы духа не злить, а то дзинькнет на меня тоже. А потом голосу говорю: «А можно», — говорю – «когда меня возвращать будете, эту коробку тут оставить? Я очень тяжело работаю, жену почти не вижу, мне совсем не хочется от нее к этому тренькающему духу отворачиваться».

Голос ничего не ответил, только вздохнул.

Я испугался, подумал, что он сломался, и я тут останусь, когда сон кончится. А он помолчал и говорит: «Приготовься, тебе сейчас выходить».  Я встал и, когда открылась дверь, спустился по лестнице и вышел. Передо мной был большой дом, весь нижний этаж был прозрачный, и в одну прозрачную стену заходили люди. Я понял, что это стекло, так же, как в доме на колесах. Подхожу ближе и пытаюсь войти, но местный дух, управляющий прозрачной стеной, не пускает. Других пускает, а меня – нет. Подхожу – закрыто, отхожу – открывает. С третьей попытки удалось – шел в толпе. Обманул все-таки!

Голос проснулся от своего уныния и посоветовал взять тележку. Я взял. Тогда он велел мне идти вдоль прилавков (похоже на обычный рынок, на который меня хозяин посылал, только без зазывал) и набирать овощи. Я справился. Хлеб тоже нашел. Он такой мягкий, белый – не то что наша маца, «хлеб бедности» и нашей рабской доли… А вот все остальное – проблема. Каждая вещь в своей упаковке, да еще диковинные все. С трудом мог понять, что там под красивым папирусом спрятано. Например, бобы уже вареные в такой твердой банке, готовые – открыл и съел. И рыбок тоже нашел, которыми я завтракал. Я набрал по 5 банок, хотя голос возражал. И вообще столько всего! Неужели они это все могут съесть? Куда? В три горла? Лопнуть же можно!

Кое-как закончили список, надо выходить. Оказалось, не тут-то было. Нужно встать в хвост длинной очереди и ждать, когда пропустят. Встал. Жду. Заодно занимаюсь любимым делом – изучаю будущее. Стоят люди, каждый со своей тележкой, и ждут. Долго ждут. И настроение у них портится, это я сразу заметил. Такая злость в глазах – даже страшно подумать, что еврей может так относиться к еврею. Время идет, а очередь еле двигается. Некоторые ставят тележку и бегают туда-сюда, приносят еще что-то.

Мне это не понравилось. Я, например, рассчитал, что тот, который передо мной стоит, закончит свою тележку за 5 минут, а он побегал четверть часа – и в результате я буду ждать 10 минут. То есть он-то время не потерял, а я? Получается, ему плевать на мое время, плевать на меня. Если бы у нас в Египте один крал время у другого, например, мы оба строим, и он бы меня задерживал, и я не успел бы выполнить норму, то моего ребенка замуровали бы в стену! Я прямо задохнулся от ужаса! Но успокоил себя, что все это только сон.

Чувствую, что внутри меня накапливается раздражение, хочется его на ком-то выместить.

И слышу, сзади меня два мужика обсуждают какого-то Биби. Биби то, Биби се. Всю жизнь он им исковеркал, прямо злодей какой-то. И плачутся, что все у них плохо, что стоят на пороге краха. Я был раздражен, а то бы не лез. Но тут прямо не сдержался, обернулся и спрашиваю:

— Вы евреи?

Они отвечают:

— Конечно, да! Все здесь евреи, разве не очевидно?

— Честно говоря, не видно. А Биби этот – еврей?

— Конечно. Еврейский еврей. Глава правительства еврейского государства.

— У вас еврей – глава правительства, и вы про него говорите лашон ара? Он вас заставляет строить днем и ночью? Ловить диких зверей голыми руками? Сидеть неподвижно, изображая подставку, с лампой на голове?

— Нет! Мужик, ты не расходись! Все в порядке! Кто строитель – тот строит, конечно. Но при чем тут лампы?!

Но я уже не мог остановиться.

— А детей, ваше будущее и надежду, он забирает, чтобы делать из их крови ванны? А если вы не выполняете норму за день, он замуровывает ваших детей в стену вместо кирпича? И при этом родителям еще запрещается кричать и плакать! Нет? Потому что он не фараон! Он не запрещает вам говорить все, что вздумается, и вы сплетничаете о нем, о его жене…

Плачетесь, что все ужасно, но это ложь! Живете вы тут, как короли! Все есть, все достижимо! Изобилие такое, что глаза разбегаются! Одного хлеба 7 видов! Вас бы на недельку к нам, в Египет. На строительство Питома. Или Раамсеса. Вы под первым камнем упали бы! Хлипкие потомки! А надсмотрщик бы первым ударом из вас душу вон!

Мы там голову поднять не могли, друг другу слово сказать нет времени – еще кирпич и еще кирпич, чтобы спасти своего ребенка. А вы крадете время друг друга!

Да что друзья – муж и жена, любимые люди – и те туда же, словно неродные! Утыкаются в говорящие коробочки – пиши пропало! Нет, если бы вы попали в наше время, вы бы не выжили.

Имена свои еврейские, у кого они есть, вы коверкаете. Одежда у вас, как у египтян – полуголые. Язык, конечно, еврейский, но в нем столько заклинаний для общения с дурацкими коробочками!

Да, дорогие потомки! Я так понимаю, что, раз вы здесь, значит, мы вышли из Египта в конце концов! Но я не понимаю, зачем! Чтобы быть рабами таких глупостей?!

В общем, я очень расстроился. Голос что-то верещал мне на ухо, но я не слушал. В глазах у меня померкло, все снова закружилось – и я проснулся. Шимон, ты знаешь, я думаю, что этот сон – ложь. Не может быть, чтобы наши потомки, выйдя из египетского рабства, вели себя так глупо. Тем более, если им, как обещано, дали Тору. А может, им давали, а они не приняли, а? Что скажешь, Шимон?

— Грустно. Надеюсь, что этот твой сон ничего не значит. Только уж слишком сложно для просто фантазий… Вообще, если подумать, если вспомнить уроки Аарона, то нет такого варианта: отказались от Торы – и живите, как хотите. Нет Торы – нет жизни! Все вернется в хаос, Творение начнется заново. С другой стороны, те, кто так себя ведет, кто печется только о своем брюхе, а собрата грызет – такой народ из Египта не выйдет и Тору не получит, не дадут…

Давай не будем их, в этом твоем сне, судить строго. Может, они просто заелись, распустились в тишине своей да в изобилии, стало им скучно, и они решили: «давай в египтян поиграем, давай проверим, что еврейского останется от еврея». Иди знай, может, как прижмет, они забрасывают свои глупости и бегут делать то, что нужно, и выглядят уже совсем иначе. Хотя бы часть из них. Хотя бы на время.

ПОДЕЛИТЬСЯ

2 КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here