Как строили Мишкенот Шаананим

Дата: | Автор: Р. Варда Литман | версия для печати версия для печати
1529
как строили Мишкенот Шаананим

Как строили Мишкенот Шаананим

В один из своих приездов в Эрец Исраэль сэр Мозес Монтефиоре  имел беседу с равом Шмуэлем Салантом, который призвал его приложить все усилия, чтобы начать строительство за городскими стенами. В месяце сиван  5615 (1855) г. сэр Мозес отправился в Константинополь, чтобы добиться подвижек в этом вопросе.

Он был принят султаном Абдулом Маджидом и получил специальное разрешение приобретать и застраивать землю вне Старого Города.

В месяце ав того же года Монтефиоре приехал в Иерусалим. Совместно с рабоним и главами общины было решено, что он  попытается выкупить полосу земли, вплотную примыкающую к городской стене напротив горы Сион. Из всех участков, годных для застройки, этот находился ближе всего к Еврейскому кварталу. Выяснилось, что земля эта принадлежит бывшему мэру города Ахмаду Ага Диджару. Во время предыдущего приезда сэра Мозеса в Иерусалим, Диджар еще занимал свой пост, и между ними тогда даже завязалась дружба.

Личный секретарь Монтефиоре, д-р Леопольд Леве, подробно изложил, как проходила покупка участка, на котором позже вырос Мишкенот Шаананим.

Читая его записи, невольно думаешь: уж не был ли Ахмад Ага Диджар гильгулем (воплощением в новом теле) библейского Эфрона – или, по крайней мере, его потомком?

Первым делом, Ага Диджар заявил, что отдаст землю дорогому другу сэру Мозесу совершенно бесплатно, ведь тот ему как брат. Это он утверждал в течение нескольких дней, пока не пришло время подписывать купчую. Переговоры затянулись на целый день. В итоге араб заявил, что готов сию минуту скрепить сделку перед кадье (судья у мусульман), если сэр Мозес в знак дружбы сделает и ему небольшой подарок – тысячу фунтов стерлингов (огромная по тем временам сумма).

Тот немедленно отсчитал тысячу фунтов наличными, и они вместе, каждый в сопровождении своей свиты, отправились к британскому консулу, где и была составлена купчая. Затем кадье внес покупку в реестр.

По завершении сделки, лорд Монтефиоре отдал указ окружить приобретенный участок (площадью 38000 кв. м) каменной стеной. На ее постройку ушло 2 недели, а работало на строительстве 40 человек.

За купленную землю  были уплачено из тех средств, что оставил после себя Джуда Туро. Отсюда, собственно говоря, и официальное название Мишкенот Шаананим – Батей Йеhуда Туро.

табличка мишкенотНа фасаде одного из зданий, построенных в новом квартале, высечена надпись: «Мишкенот Шаананним построил в 5620 г. от Сотворения мира сэр Мозес Монтефиоре. Деньги на строительство пожертвованы по завещанию Джуды Туро, да покоится его душа в Ган Эдене, из святой кеhилы города Новый Орлеан (Североамериканские Соединенные Штаты), да хранит всех ее членов Всевышний!”

В учредительной хартии Мишкенот Шаананим всем его  жителям предписывается ежедневно молиться и учить мишнайот для возвышения души Джуды Туро, а также чтить его йорцайт.

Торжественная закладка первых двух зданий нового квартала состоялась 5 элуля 1885 г. Под краеугольный камень положили копию купчей и перстень, принадлежавший Джуде Туро. Вначале планировалось, что первым зданием станет больница. Но, поскольку барон Ротшильд только что построил больницу — первую еврейскую больницу – в Старом городе, этот проект отвергли.

Вплоть  до 1857 г., когда сэр Мозес и Куршидт в очередной раз приехали в Эрец Исраэль, на новоприобретенной земле не вели никаких работ. Прибыв в Иерусалим, Монтефиоре и его спутник решили узнать у самих горожан, в чем те испытывают наибольшую нужду. Ответ был: «Нам нужно жилье». И сэр Мозес, вернувшись в Англию, отрядил в Иерусалим архитектора У. Р. Смита, чтобы тот спроектировал жилое здание. (Впоследствии Смита заменил еврейский архитектор, р. Йосеф Розенталь).

Результатом его работы стало длинное приземистое строение из лучшего иерусалимского камня, добываемого арабами в Бейтлехеме.

первый домКрыша была сложена из красной черепицы, доставленной из  самого Марселя. За ее цвет жители дома прозвали крышу тарбут (турецкая красная шапочка-феска). Узорные металлические  решетки и другие конструкции были заказаны лично сэром Монтефиоре в его родном Рэмсгейте.

Еще сегодня на чугунных столбиках, поддерживающих балконный навес, можно прочесть: «Чугунолитейный завод Дж. С. Калвера, Рэмсгейт, графство Кент, Англия». Строительство первого жилого здания обошлось в 6000 фунтов – в  те дни  это было целое состояние. Впрочем, поговаривали, что затраты могли бы быть раз в пятьдесят меньше, если бы не ошибка, которую допустил архитектор: при проектировке здания он не учел рельеф местности, и большую часть фундамента пришлось перезакладывать, чтобы здание заняло правильное положение на склоне холма.

Но все технические проблемы бледнели в сравнении с теми препятствиями, что чинили  строителям фанатики-мусульмане и домовладельцы из Старого города.

Последние дрожали за свой карман – начни евреи селиться вне городских стен, они тут же лишатся своего дохода: ведь не с кого будет брать непомерную плату за жилье. И вот, правдами и неправдами, они добились, чтобы строительство заморозили, а затем продвинули закон, «из соображений безопасности» запрещающий вести строительство у городских стен. Сэру Мозесу вновь пришлось обратиться к султану за специальным разрешением. В 1859 г. постройку, в конце концов, удалось возобновить.

В готовом жилом комплексе было шестнадцать одинаковых квартир: две комнаты, кухня, кладовка. Перед каждой дверью небольшой участок земли. В течении многих лет сэр Мозес присылал из Англии семена для этих маленьких садиков.

Имелось 2 синагоги – ашкеназская и сефардская, а также миква и общественная печь.

Был колодец с маленьким ручным насосом – на это чудо технической мысли специально приходили посмотреть из Старого города.

Позднее Монтефиоре – это было во время его шестой израильской поездки – решил пристроить к старому зданию еще одно, на четыре квартиры. Сделать это удалось лишь четыре года спустя.

Сэр Моше стремился добиться такого положения, чтобы жители нового еврейского квартала могли полностью сами себя обеспечивать. И у него не было недостатка в идеях, как это осуществить.

Первым делом из Англии на Святую Землю был выписан механик, специалист по мельницам, ранее работавший на одну кентерберийскую фирму. Его обеспечили  всем необходимым оборудованием и поручили построить в Мишкенот Шаананим ветряную мельницу. По замыслу сэра Моше, новая мельница означала новые рабочие  места, а значит, многие семьи получат средства к существованию.

мельница МонтефиореКроме того, предполагалось, что ишув будет обеспечен мукой по более низкой цене (до этого цены муку  были сильно завышены, поскольку монополия на помол зерна находилась в руках арабов). Увы, оказалось, что в Иерусалиме почти не бывает ветров такой силы, чтобы приводить в действие мельничные жернова.

Да и сконструированы механизмы были в расчете на европейскую пшеницу, а не на гораздо более грубую местную. Так что мельница Монтефиоре вскоре вышла из строя, а к 1891 г., когда паровые мельницы все больше стали заменять ветровые, и вовсе устарела.

Многочисленные истории и легенды о ней, однако, сохранились и до наших дней. Приведем тут только некоторые из них.

История первая:

Местные мельники-арабы якобы подговорили своего кадье наложить на мельницу проклятие. Тот так и сделал, пожелав, чтобы ее смыло первым же дождем. Однако прошел сезон дождей, а мельница стояла цела и невредима. Арабам не оставалось ничего иного, как провозгласить ее творением рук самого дьявола.

История вторая:

Арабам почему-то очень понравилось масло, которым смазывали мельничные крылья, и они целыми толпами повадились ходить на мельницу и слизывать его! Рабочие на мельнице стали опасаться, что из-за сильного трения, вызванного недостатком смазки, дело может дойти до пожара. Тогда в бочку с маслом положили свиную ногу, и странные вкусовые пристрастия незваных гостей как рукой сняло.

И третья история:

В период британского правления купол мельницы был снесен. Произошло это в ходе операции под кодовым названием «Дон Кихот». Британское командование послало на мельницу группу солдат, приказав им сравнять постройку с землей. Явившись туда, те заметили надпись, в которой говорилось, что строил мельницу «какой-то» английский лорд. Как истинные джентльмены, солдаты не решились нанести оскорбление британскому дворянину и оставили мельницу стоять, ограничившись тем, что сняли с нее купол…

Также, по инициативе сэра Моше, на купленной им земле стали разводить тутовые деревья, или шелковицу. Шелк в те дни ценился высоко, а, следовательно, и стоил очень дорого.

Сэр Моше надеялся, что продажа шелка, который добывается из коконов шелковичных червей, станет для ишува хорошим источником дохода.

продолжение следует
перевод г-жи Лины Дрейшнер