Эстетика и красота

Дата: | Автор: Г-жа Зисси Скаржинская | версия для печати версия для печати
516
эстетика
по материалам урока Н. А. Ирш (глава мидраши «Ашира»)
«И даст Б-г простор Йефету, и да пребывает он в шатрах Шема!» (Берешит, 9:27).

Прошла Ханука. Мы вспоминали победу хашмонаим над греческими армиями, культурой, над притеснительными законами…

Но ведь сама эстетика и красота нам отнюдь не чужда. Особенно нам, женщинам. В иудаизме принято украшать заповеди, то есть приобретать красивые серебряные подсвечники, шкатулку для этрога, ханукию… А как мы украшаем сукку! Женщина в иудаизме украшает себя, чтобы быть красивой для мужа. Кроме всего прочего, красивая жена, как и красивый дом, раскрепощает мышление человека. Красота для нас – это средство служения Всевышнему.

Следовательно, иудаизм не против красоты и эстетики, когда она «в шатрах Шема».

Наше расхождение с греками, в сущности, в том, что главное, и что — второстепенное. Телесная красота – это не самоцель. Греческая культура не видела «дальше собственного носа», то есть дальше границ тела. Все делается для развития мышц, для грациозности движений, для возбуждения эмоций, для наслаждения музыкой и живописью – самого по себе, как самоцель. Это нам не подходит. Искусство должно служить Всевышнему, как и человек, который занимается им, создает произведения искусства.

В память о Творении

Три запрета, которые ввели греки – соблюдать Шаббат, делать обрезание и освящать месяцы – были призваны отдалить евреев от Творца.

Процесс творения, созидания, с точки зрения греков, закончился, и теперь человек, «венец природы», по определению превыше всего. «Природа, наука, философия – это наш предел», это греческий «потолок». Этот мир, и ничего вне этого. А евреи мешали грекам наслаждаться жизнью, потому что у евреев есть будущий мир.

Все мы, женщины, которые не учат Талмуд и мидраши, считаем, что восстание началось из-за этих постановлений. Во многом это так, но…

Никакой личной жизни

Но на самом деле для хашмонаим, для семьи Матитьяу, все началось с его дочери, которая обручилась со своим женихом. А дальше… Она должна была пройти ужасное испытание – «право первой ночи». И это именно она – та, что подняла своих братьев на войну. Это она настаивала, чтобы они опомнились и не посылали свою сестру на поругание.

Есть мидраш, который говорит, что, кроме всего прочего, греки запретили евреям вешать замки и засовы на двери – под страхом смерти, чтобы у нас не было никакого личного пространства, никакой личной жизни, чтобы кто угодно мог войти в дом в любое время дня и ночи. [То же самое делали и нацисты в гетто – прим. ред.] Вследствие этого у евреев не будет самоуважения… И тогда евреи убрали все двери вовсе, и не могли есть и пить дома, и не могли жить супружеской жизнью.

Интересно, что этот запрет придумали «культурные» греки. В принципе, в их культуре довольно много вольностей в отношении того, к чему в еврействе принято относиться серьезно, с пиететом. Греки открывали то, что у нас скрыто покровом скромности. У вас есть что-то стоящее? Покажите! Что-то красивое, но не для всех? Тащите сюда! Чувства – напоказ. Ничего личного, ничего интимного. Еврейский дом взломан. Кто должен защищать его?

А кто победил?

В войне против греков победили хашмонаим. А в войне против греческой культуры мы победили? Ограничили ли мы красоту Йефета шатрами Шема?

Война продолжается. «В те дни» но «в это время», в наше время.

Греки не велели нам открыть дверь полностью, вовсе нет. Только уберите замок, снимите засов. Греки хотели приучить нас думать, что мы как бы закрыты, и мы бы продолжали вести себя, как будто мы одни. Но на самом деле в любой момент любой грек мог зайти и подглядеть… Это же первая идея «реалити шоу» с еврейским народом в главной роли!

Евреи поняли смысл этого запрета до конца, и поэтому сняли двери вовсе – чтобы не приучать себя к распущенности помалу, чтобы сразу стало ясно, что на самом деле никакой двери нет, нет даже видимости порядочности. Так каждый в своем доме приучился вести себя очень скромно, как будто на него смотрят со всех сторон, постоянно. А поскольку для евреев даже еда – процесс интимный, то ни есть, ни пить в собственном доме они не могли. Больше всего это ударило именно по женщинам, ведь мы отождествляем себя со своим домом.

Как же греки попадают в наше личное пространство (на иврите – решут яхид)? С помощью сетей (сеть – решет), социальных сетей. Достойные еврейские женщины фотографируют и выкладывают каждый момент своего существования! В сети попал наш дом – он сфотографирован со всех сторон, наши дети, наше свободное время (с подругами и с мужем), наша еда и питье! Раньше мы видели только японских туристов с телефонами на палках, которые, куда бы они ни попадали, видели мир через экран телефона. Но теперь каждый второй, прежде чем съесть, – сфотографирует. Как будто нам нужны свидетели, более того – оценщики каждого нашего действия.

Кто-то испек прекрасные халы – допустим, показать фото хал – это Йефет в шатрах Шема. Уроки Торы в сети, уроки здорового питания – это польза для многих. Но порой на общее обозрение выходят вещи, которые должны оставаться интимными и частными.

Прожить свою жизнь, прочувствовать свои эмоции

Иногда кажется, что если посмотреть на себя «со стороны», то жизнь предстанет ярче, чем есть на самом деле. Если страница в сети украшена фотографиями, то как будто вся жизнь так же украшена. Это проживание своей жизни «рядом» с ней. Если некое событие не запечатлеет камера телефона, его как будто и не было. Не чувствовать своих реальных детей – а смотреть на их улыбки на фото. Не общаться с мужем, а обмениваться высказываниями: «Вот еда», «Детей забрал?», «Кто поедет за покупками?». А все остальное – в экран. Там эмоции: «Какое выражение лица подходит к этой надписи?» «Как должны выглядеть мои эмоции в данной ситуации», а не «Что я должна чувствовать в жизни». Мы сами строим свой виртуальный мир, свое зазеркалье – и добровольно переселяемся в него.

Раби Нахман из Браслава пишет (Учение 54): «Важные вещи нужно помнить всегда и не допускать забвения (шихеха), то есть “смерти сердца” (митат алев). А самая важная мысль, которая не должна покидать сознания – это мысль о будущем мире, чтобы не допустить восприятия, будто бы есть только этот мир, не дай Б-г. И тем, что он держит в помыслах будущий мир, он способствует раскрытию единства Творца».

Мы не должны допустить забвения. В слове шихеха те же буквы, что и в слове хашеха, тьма.

Мудрецы объясняют, что тьма – это просвещенная культура греков. Восьмого Тевета, когда Тору перевели на греческий язык, мир на три дня погрузился во тьму. Мы то и дело забываем о главном – вокруг столько событий, которые «затемняют» нам свет.

Есть такое понятие, как осенне-зимние депрессии, связанные, в том числе, с тем, что уменьшается световой день. Душа и тело связаны (хотя психосоматика – греческое понятие, но мы знаем это лучше греков), поэтому, хотя стало темнее вокруг нас, снаружи, но проявления этого ощущаются как внутренние душевные недомогания: плохое настроение, тоска, быстрая утомляемость. Можно представить себе по аналогии, как влияла на душу темнота, которая наступила во время греческого изгнания.

Что произойдет, если мы, словно греки, погрузимся полностью в этот мир?

«Смерть сердца»

Что это такое? Умершее сердце ничего не чувствует. Его ничто не трогает. Эмоциональная наполненность восприятия жизни притуплена или отсутствует вовсе. Жизнь потеряла вкус.

Получается, что именно то, что мы помним о будущем мире, дает вкус (смысл) нашей жизни в этом мире! То есть, если нас затягивает круговорот событий этого мира, мы «умираем» сердцем, но если всегда помним о будущем мире – мы живем.

Есть, конечно, возможность соблюдать заповеди и молиться, учиться с «мертвым сердцем», потому что привыкли, для галочки. Чтобы сердце жило, чтобы пульсировало, нужна жизненная сила, кровь – душа. Каждое действие, связанное с заповедями, нужно делать с душой, с радостью, по-настоящему.

Но даже оставим на время отношения между человеком и Б-гом. В отношениях между людьми тоже может наступить «смерть сердца». Муж и жена решили выйти вместе поужинать. Он – в телефоне, она – в телефоне. Это их вечер вдвоем! Посмотрите друг на друга! Там, в глазах дорогого человека, лучше отражаться, чем в экране телефона. Этот вечер – не только совместная фотография за столом. Для чего паре был нужен этот совместный ужин? Чтобы стать эмоционально ближе друг другу, чтобы чувствовать, чтобы жить друг другом! Жить! А выходит… «смерть сердца».

Светить

Ханукальные свечи исправляют то, что хотели испортить греки. Ханукия стоит у входа в еврейский дом, показывая всем, что здесь проходит граница. Дальше – частная территория. Дальше – вы вторгаетесь в личную жизнь. Ханукальные свечи светят изнутри – наружу. Их задача сродни задаче всего еврейского народа – быть «святым народом», озарять мир светом моральной чистоты, светом Торы.

Не только «в те дни», но и «в это время». Ханука – это обычные дни, не йом тов. То есть в обычный день, среди рутинных занятий, мы зажигаем свечи и собираемся всей семьей, чтобы почувствовать святость.

Это можно экстраполировать на всю нашу жизнь. Обычный день, куча дел, голова кругом. Но если попытаться, можно попробовать создать кусочек святости (у каждой он может быть своей величины), уголок спокойствия, подобно Будущему миру (меэйн олам аба).

Первым делом

Что мы делаем первым делом по пробуждении? Даже до нетилат ядаим? Мы о чем-то думаем.

Можно думать о том, что впереди еще куча дел. Некоторые первым делом беспокоятся, какие новости в мире, и что принес им электронный невод.

Однако есть возможность начать день сразу со святости, с самого главного. «Шулхан Арух» приводит шесть «постоянных заповедей», которые человек может исполнять мысленно, и исполнение которых не прерывается ни на миг. Вот они:

— Верить в единого Творца;

— Нельзя верить ни в какую иную силу, кроме Него;

— Единство Творца (Он управляет и заправляет всем, без сотрудников, и не наделил самостоятельной силой никаких помощников);

— Любить Творца;

— Страшиться Творца;

— Не блуждать за помыслами сердца и за своими глазами.

Это сразу, с первых мгновений дня, настроит наши мысли на нужную волну. Для того, чтобы помнить это, не нужно прилагать усилия (в конце концов, можно напечатать и повесить перед глазами). При этом мы сразу же отдаляемся от шихеха, то есть от «смерти сердца».

Что на что похоже?

Человек всегда стремится к чему-то. И если он видит, что кто-то уже достиг того, чего он желает – славы, богатства, почета – человек хочет быть похожим на этого кого-то. В наше время это доходит до абсурда. Возьмем мир вокруг нас. С одной стороны, есть люди, которые чего-то добились. Они пишут книги, и те, кто хочет добиться этого, читают эти книги и учатся. С другой стороны, есть те, кто считает, что достаточно быть похожим, сделать пластическую операцию, так же одеться, усвоить похожую мимику и позы – и ты тоже удачлив, богат, известен. Оказывается, мир все больше сдвигается в сторону внешней, воображаемой схожести, и гораздо меньше думает о внутреннем наполнении.

В каббале есть понятие «коах медаме», сила воображения. О ней говорит раби Хаим Виталь, описывая пророчество. Разумная душа человека поднимается, получает пророчество, потом спускается и передает его животной душе, у которой есть сила воображения, с помощью которой пророчество облекается в некий понятный нам вид. Воображение смешивает высокую истину и совершенную ложь, поэтому оно нуждается в постоянном исправлении, но оно же и помогает нам исправляться. Например, если представить вечность по отношению к жизни в этом мире, то все встает на свои места в правильной пропорции. Но насколько ныне властвует неисправленное воображение!

Под присмотром Всевышнего

«В каждом дне есть мысль, речь и действие. Каждый день Всевышний сокращает Свой бесконечный свет до центральной точки, в которой находится наш материальный мир (…). И Он готовит каждому человеку его мысль, речь и действие (подходящее) этому дню, этому человеку и этому месту. И в эти мысль, речь и действие Всевышний “одевает” символы (знаки, намеки), чтобы приблизить человека к служению Ему. Поэтому человек должен углубить свое сознание и расширить понимание, чтобы понять, какой именно знак сокрыт в каждой мысли, речи, действии». Так продолжает раби Нахман (там же).

Греки пытались привить нам мысль, что вне этого мира ничего нет. Очень похоже на: «Будем есть и пить – ибо завтра умрем» (Йешаяу 22:13). И нет никаких чудес, и нет никакого личного присмотра (ашгаха пратит). Они очень ошиблись.

Всевышний ежедневно занимается тем, что каждому человеку, частным образом, только для него посылает мысль, речь и действие. Если настроиться, если обращать внимание, мы сможем уловить те знаки, те намеки, которые нам посылаются. Иногда так вовремя приходит некая мысль, вдруг в разговоре слышишь ответ на свой вопрос. Только говорили о ком-то – и вдруг он входит, думали о ком-то – и вдруг он звонит. Все это – «звоночки», которые мы получаем «Сверху». Иногда человек просто поражается, насколько вовремя и точно ему посылается очередной намек. И тогда он чувствует, что за ним присматривают, о нем заботятся, он не один. Это ощущение похоже на доброе прикосновение, на огоньки во тьме. Это тот самый «маленький огонек», способный «разогнать большую тьму». 

Подглядывание

Бывает, когда человеку недостает ощущения, что за ним приглядывает Всевышний, он начинает придумывать или находить себе «Большого брата», слежку за телефоном, «электронный глаз». Это оборотная сторона выставления своей личной жизни напоказ. Если мы позволяем сетям проникнуть в наш дом, то логично предположить, что рыбаки могут прийти вслед за сетями. Только первое делается в свое удовольствие, а второе возникает из страха, порожденного вседозволенностью и открытостью любой, самой личной информации.

Одно из самых сильных проявлений дурного начала – подглядывание. Греки прекрасно понимали, что просто открытая дверь – не так интересно, как смотреть в щелочку. То же самое зрелище, но как бы меня не видно. Это еще больше растравляет желания. Это наносит огромный вред душе. Не зря мудрецы того времени предпочли снять все двери.

В наше время подглядывание одевается даже в «психологическую помощь».

Вместо того, чтобы разобрать семейные проблемы в узком кругу со специалистом, муж и жена должны отчитываться перед группой людей, «участников»: «А ну, посмотрим, как вы ссоритесь!» Все эти совершенно чужие люди влезают в их дом, анализируют их личные отношения, судят. Все присутствующие как бы находятся там, где им быть не положено, подглядывают, как живет эта пара. Или группы душевного излечения, где человек должен «раскрыться до конца». Если бы Всевышний хотел, чтобы все наши помыслы были ясны каждому встречному, он бы сделал наши головы прозрачными или снабдил экраном – разве это не в Его власти? Но Он хотел, чтобы личное оставалось личным, интимное – интимным. 

«Обманчива прелесть, и суетна красота: жена, боящаяся Г-спода, прославлена» (Мишлей 31:30).

Сейчас мы начинаем книгу Шмот, книгу, в которой в заслугу еврейских женщин был спасен народ. А что можем сделать мы сами?

Мы можем поучиться у рыб искусству избегать сетей. Именно в «сетях» видно, насколько суетна становится красота, сколько усилий делается для тщетного подражания чужой прелести. Этому можно противопоставить «живое сердце», умение жить своим сегодняшним днем, видеть чудеса – ловить знаки, посланные тебе лично – потому что Всевышний присматривает за тобой.

Нужно помнить, что снимать самих себя на камеру – лишняя работа. «Знай, что над тобою: глаз, который видит, и ухо, которое слышит, и все твои деяния записываются в книгу» (Пиркей Авот, 2:1). Все уже снято и сохранено, и, в конце концов, нам покажут этот фильм от начала и до конца. И мы подпишемся под каждым фото, под каждым «селфи», какими бы неприглядными они ни были. Только у Него хватит гигабайт сохранить всю нашу жизнь.

Поэтому нужно вернуть пропорции: фотография сама по себе – не зло, красота и эстетика сама по себе – не зло. Только не нужно давать слишком много простора Йефету, чтобы получилось поместить его в шатры Шема.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here