Нить надежды — Два выступления

Дата: | Автор: Г-жа Йеудит Дрор | версия для печати версия для печати
1303
выступления в Ломже
ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

15.

Во вторник Михаил Хинкин прибыл в Ломжу. Члены организации «Халуц» упоминали новое имя с уважительным трепетом, и огонь в глазах, несколько погасший в последнее время, загорелся заново.

Деятельность организации была на спаде. Во-первых, в городке были и другие группы и организации. Большая часть молодежи предпочитала организацию «а-Шомер а-Дати» («Религиозный часовой»), как компромисс между слезами родителей и желаниями сердца. Тройная связь: «народ Израиля – Земля Израиля – Тора Израиля», обеспечивала некое сочетание истинных ценностей и ценностей временных, но таких притягательных. Кроме того, угасанию пыла «халуцийцев» способствовал и магид[1] рав Велвел.

Когда на улицах городка появлялись плакаты, объявляющие о приезде рава Велвела, не было ни одного человека, который бы отказался от редкого удовольствия посетить его выступление. В принципе, каждый «магид», приезжающий в Ломжу, притягивал в синагогу большинство жителей городка. Но на выступления Велвела приходили даже больные и старики, постоянно занятые торговцы и общественные деятели.

Рав Велвел обладал редким талантом играть чувствами публики и завораживать тысячи слушателей. В один момент все безудержно рыдали, а в следующий – покатывались со смеху, держась за живот. Но, самое главное, – в свои выступления реб Велвеле вкладывал и глубокое содержание. Он пробуждал народ вернуться к Творцу, соблюдать заповеди с большей точностью и вдохновением, он раскрывал сердца людей и делал их чуткими к чужой боли, вкладывал в них желание исправлять отношения друг с другом. Он описывал страшный ад так, что все слушатели ощущали огонь, обжигающий их ноги; а в следующее мгновение он говорил о рае, и люди чувствовали великое счастье и радость, которые ждут их за исполнение каждой заповеди.

Но лучше всего реб Велвелу удавалось высмеивать многочисленные молодежные движения, распространявшиеся, как огонь на полном сухой травы поле. Реб Велвеле прекрасно знал, что среди тысяч его слушателей находятся и сотни подростков, часть из которых уже глубоко завязла во всех этих организациях, а другая часть – с большим интересом поглядывает в их сторону. Реб Велвел хорошо разбирался в идеях разных движений, и умел описывать их так, что они выглядели невероятно глупо и смехотворно. Так что многие родители, которые до сих пор страшно злились на своих детей, выходили из синагоги, от всей души… жалея их!

Руководители организаций знали, что когда реб Велвел приезжает, их деятельность  резко угасает, и нужно много трудиться, чтобы пробудить людей заново. Частью их программы и был приезд Михаила Хинкина.

Михаил Хинкин был одним из сотен молодых людей, которые прибыли в Палестину на корабле «Яруслан» вместе с Йосефом Трумпельдором – основателем движения «Халуц» в России. Основав несколько центров сельскохозяйственной подготовки на юге России, он эмигрировал в Палестину, чтобы реализовать свои идеи. Михаил Хинкин был также родственником Йеошуа Хинкина, который купил большую площадь земли в долине Израэл. Михаил был одним из тех, кто помогал ему собрать средства на покупку земли.

Михаил отличался незаурядным ораторским даром, который, хотя и не шел ни в какое сравнение с выступлениями рава Велвела,  несомненно, мог оживить несколько поникший энтузиазм  членов организации.

Михаил время от времени совершал поездки по городкам России и Польши, выступал перед членами сионистских организаций, захватывающим образом описывая замечательную, плодотворную жизнь в Эрец Исраэль, осуществление всех идей о равенстве и братстве. «После речи Михаила, — говорили все, — все члены организации побегут прямо на корабль, плывущий в Палестину, а оттуда – в хлева и на поля».

Прошло подготовительное собрание, и каждого члена организации попросили привести с собой во вторник как минимум одного гостя. Брата или сестру, соседа или соседку. «Хинкин любит  широкую публику», — говорили те, кто хорошо разбирался в этой политике. Они старались сделать все, чтобы как следует подготовиться к приему важного гостя. Бейла была одной из них.

Кроме того, она была очень заинтересована в том, чтобы увлечь именно Шейндл. Любой ценой.

Еще с детского возраста она помнила отца Шейндл.

Он всегда стоял на пороге своего магазинчика и прогонял любопытных детей, норовивших заглянуть вовнутрь. Он прогонял их, а они прибегали снова, может быть, чтобы выяснить, что уж такого секретного может быть в этой крошечной убогой каморке. Он всегда сердился на них, и из-за этого они снова и снова старались вывести его из себя.

Может быть, поэтому Бейла и жалела маленькую Шейндл. Она всегда видела в ее глазах страх, и считала, что самое лучшее для нее – стать членом организации «Халуц».  Бейла сама была довольно простодушной, и уже глубоко завязла в плену новых волнующих идей. Она была настолько наивной, что искренне жалела тех, кто еще не присоединился к ним, особенно девочек вроде Шейндл. Та не приходит уже целую неделю. Нужно найти возможность связаться с ней. Ведь Бейла приложила столько усилий, чтобы добыть для нее «членский билет». Возможно, она боится, надо ее поддержать. Ее можно очень быстро отправить подальше от Ломжи.

В центре подготовки кибуцников наверняка найдется, кому взять ее под свое крыло, хотя она еще и маленькая по возрасту. Может, это будет и сама Бейла. Если она только наберется храбрости и окончательно решит выстоять против маминых слез и папиных уговоров. Тогда она возьмет с собой Шейндл, и они вместе пойдут по волшебной дороге в Страну Израиля.

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

[1] Путешествующий проповедник.

перевод г-жи Леи Шухман

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here