Нить надежды — Дружили ли мы по-настоящему?

Дата: | Автор: Г-жа Йеудит Дрор | версия для печати версия для печати
707
прорыв дружили по-настоящему
ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

Глава 39. Дружили ли мы по-настоящему?

Когда гора непарных носков уже перестала помещаться в ящик, после недели поиска пар в последнюю минуту, Рути поняла, что так больше продолжаться не может.

До сих пор она не понимала, как трудно изменить привычки. Все последние годы раскладывание белья легко и приятно сочеталось с разговором по телефону. Дважды в неделю Рути готовила горы белья для складывания и глажки, и занималась этим в час, удобный и ей, и Мире. Маленькие проблемы и ежедневные заботы находили внимательное ухо. Был канал для того, чтобы поделиться трудностями, рассказать о неудачах, и услышать идеи и решения. Одновременно сокращались горы глажки, и вещи возвращались на свои места. Теперь, видно, нужно привыкать к другой реальности. Глава «Мира», похоже, закончилась в ее жизни. Мира решила, что Рути ей больше не нужна. Может, нашла себе в санатории для рожениц другую подругу? В конце концов, тот, кто больше всего проиграет в этой истории – это сама Мира.

Рут обнаружила, что она снова садится в кресло, и кладет голову на спинку. Смотрит в невидимую точку и заново вспоминает ту беседу.

Когда она услышала, что Мира родила, она была так рада и счастлива, что даже не обратила внимания на тот факт, что Мира не удосужилась сообщить ей эту замечательную новость, и Рут узнала ее от кого-то другого. Она поехала навестить Миру, привезла ей вкусную шоколадку с орехами, напитки и мелочи для детей. Мира плохо себя чувствовала, и Рут постаралась завершить визит поскорее. Потом Мира не позвонила поблагодарить за подарки. Через два дня Рут позвонила в санаторий для рожениц, но Мира не подняла трубку. Рути оставила теплое, сердечное сообщение. Не последовало никакой реакции. Рут проглотила и это. Она снова позвонила домой. Честно говоря, она волновалась за Миру, но главным образом чувствовала обиду.

Она позвонила, но Мира едва ответила. Уже прошло полторы недели, но Рут до сих пор пытается заново восстановить все детали. Она старалась быть открытой и теплой:

— Мирочка, как дела, что-то тебя совсем не слышно. Что случилось?

Мира ответила ей несколько раздраженным, расплывчатым голосом:

— Все нормально, поговорим потом.

Рути постаралась добыть еще крупинку информации:

— Ты себя хорошо чувствуешь, Мира?

«Ту-ту…» – услышала она в ответ. Мира бросила трубку!

Рут готовила, купала детей, стирала, мыла посуду, а звук телефонного сигнала все продолжал звучать в ее ушах.

Она чувствовала, что просто кипит. Она злилась, вспоминала какие-то старые обиды, мелочи, которые ей прежде никогда не мешали, какие-то фразы, которые теперь вдруг выглядели обидными, и приводила тысячи доводов, почему только Мире будет хуже от разрыва связи, и насколько эта дружба ей вообще не нужна.

Горы чистой стирки росли с каждым днем, носки мечтали найти свои пары. Но недостаток лишь раздувал гнев, который заполнял каждый уголок сердца, так, что там не осталось места для других чувств, таких, как понимание, тревога и попытки найти оправдание этому неожиданному отторжению. Ни на секунду Рут не подумала о том, что, может быть, что-то случилось, о другом пути понять этот разрыв, о Мире – самой по себе.

Говорят, что, когда человек дает другому, это рождает любовь. Но, видимо, только давать искренне и по-настоящему рождает настоящую любовь.

Только тогда, когда дают, не ожидая никаких результатов, никаких ответных жестов, лишь бескорыстно и от всей души. Проверить это можно с легкостью: если, когда благодарность задерживается, сердце наполняется гневом и досадой, это признак, что не давали по-настоящему, а значит, и искренней любви здесь нет.

В любой связи есть перекрестки и камни преткновения, которые представляют собой и экзамен на верность: куда текут волны чувств, что они захватывают по пути? И что вдруг открывается между бушующими потоками?

Больше недели Рут молчала и не рассказывала мужу ничего. Она воспринимала новую ситуацию, как унижение и провал. Но очень быстро все стало понятно само по себе: раздражительность, претензии по поводу каких-то мелочей, и главное – знакомый номер, который не появляется на экранчике телефона.

Когда он, наконец, спросил, разразилась буря. Слезы лились ручьем.

Но вместо выражения понимания и сочувственных кивков, он побледнел от удивления: да ведь все происходящее взывает: «Спасите!»

Как можно сосредоточиться на странном и второстепенном следствии – прекращении связи? Рути почувствовала облегчение (!!!)

— Ты… ты так думаешь?

— Да я уверен! Ты должна выяснить, что происходит. Может быть, нужна твоя помощь. Кто знает, что они думают о твоем молчании?

Потом, когда ей стало легче, гнев сменился вопросами и чувством жалости. Мира? Мире нужна помощь?

Это правда, они хорошие подруги, общаются открыто, знают друг друга вдоль и поперек, не боятся обнаружить свои недостатки и слабости, но в конечном итоге Рут не раз обнаруживала, что она… завидует.

Мира – она все-таки успешная женщина. Идеальная. Работает на престижной и уникальной работе, дом у нее всегда сверкает, дети ухожены, обеды составлены в соответствии с рекомендациями диетологов. Ну, она, правда, тип напряженный и нервный, но у всего есть своя цена. И все равно, если подвести баланс – Мира намного ее обгоняет. А теперь ей нужна помощь. Что там произошло? Может, малышка больна, не дай Б-г? А может, сама Мира? Как это выяснить, если невозможно поговорить по телефону? Может, просто прийти? Это тоже сложно. Мире будет нелегко принять кого-то, когда она не в лучшей форме. Что же, все-таки, предпринять?

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА
перевод г-жи Леи Шухман

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here