Нить надежды — Маленькая белая таблетка

Дата: | Автор: Г-жа Йеудит Дрор | версия для печати версия для печати
2431
таблетка
ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

14.

Два помидора и один перец. Еще не успел испортиться. Мира еще раз открыла холодильник и выдвинула ящик для овощей, но не нашла больше ничего. Странно! Обычно Давид не забывает. Каждую среду он «забегает» в овощной магазин и закупает все, что нужно на неделю. Ему даже не нужен список, он уже хорошо разбирается в овощах и фруктах, и прекрасно выбирает все, что нужно. Что же случилось на этой неделе?

А, вот еще одна маленькая луковица. Ну что ж, из этого можно сделать вкусный овощной омлет. Мира быстро почистила луковицу, зажарила ее и добавила на сковородку перец и помидоры. Еще чуть-чуть – и запах овощей распространится по всему дому. Когда перец станет мягким, Мира добавит два хорошенько взбитых яйца, и вот вам основа для неплохого ужина.

Пока что, пока овощи тушатся, можно быстро помыть посуду и убрать в ванной. Мира подумала присесть, лишь на пару минут, остановить сумасшедший бег и дать усталым ногам немножко отдохнуть. Работа утром, уход за детьми, поддержание порядка и чистоты, уроки Дасси, укладывание – настолько изматывающее, расстройство, которое заново появляется из-за неуклюжести Йони – опять у него упал хлеб и пролился кефир…

Есть матери, которые делают перерыв, садятся на пятнадцать минут попить кофе и пролистать газету. Мира никогда их не понимала. Да за пятнадцать минут можно успеть кучу дел! Отдых? Отдыхать она будет ночью. Передышки никогда не входили в ее напряженный график. Даже размышления о пациентах, способах лечения и вообще решение разных проблем – все прекрасно сочеталось с движениями утюга, льющейся в кране водой и просеиванием муки.

Уже семь пятнадцать. Сейчас муж вернется из колеля. Уже три раза кто-то звонил и просил срочно переговорить с ним. Что-то происходит в последние два дня. А может быть, она только сейчас раскрыла глаза на то, что происходит все время? Может быть, только с того момента, как она поняла, что нужно думать и о нем, она обратила внимание на озабоченное выражение лица мужа, на необычные звонки и на то, что у него нет аппетита?

Когда она начинает расспрашивать, он уклоняется от ответа, бормочет что-то и переходит к другой теме. Давид всегда был для нее островком уверенности и спокойствия. Той самой «каменной стеной». В конце концов, проблема с термитами, которая обрушилась на них – скорее эмоциональная, чем техническая. Ущерб велик, но в терпимых масштабах. Даже не ведя финансовые дела в доме, Мира считала, что если разбить сумму на платежи, а также попросить знакомых вернуть те немаленькие суммы, которые они им одалживали, то достаточно нетрудно будет положить конец этой истории.

Главное, чтобы в доме все оставалось по-прежнему, чтобы было всего вдоволь, чтобы дети не ощущали недостатка в чем-либо, и чтобы вокруг никто ничего не узнал. Когда Давид вернется, они снова поговорят об этом. Мире было важно и приятно осознавать, что она несет бремя не одна. Однако озабоченность, которую в последние два дня излучал взгляд мужа, была в Мириных глазах непонятной и не относящейся к делу.

Давид вернулся домой около половины восьмого. Он успел поговорить еще с двумя знакомыми, которые пообещали ему проверить, возможно, они смогут одолжить ему каждый по тысяче долларов. Ссуда – это платежный документ, а каждый документ – это, в свою очередь – два  гаранта[1]. Да, уже замешано столько людей, а он до сих пор еще ничего не рассказал Мире. Почему? Он и сам не знает. Он так занят, озабочен и раздражен, а пока Мира ничего не знает, нет того, кто будет делать за него всю эту работу – кто заберет с его плеч все напряжение, и, параллельно, дарует ему роль успокаивающего и подбадривающего. Похоже, Авигдор был прав.

Еще прежде, чем Давид открыл дверь, снова зазвонил телефон. Давид поспешил громко постучать, чтобы Мира открыла ему и не говорила тому, кто звонит, что его еще нет дома. Он уже пришел, и уже берет трубку – может быть, есть еще какие-то новости, еще одна ссуда, еще какое-то направление.

Зайдя в дом, Давид сразу подошел к телефону. В кухне Мира накрывала на стол. Содержимое сковородки, которое она переложила в две тарелки, перевело его взгляд от невидимой точки на потолке к кухонному столу. Нет, он сейчас совершенно не в состоянии кушать, даже запах еды неприятен. Тем не менее, он ничего не скажет. Он сядет за стол и попытается даже есть.

Беседа по телефону завершилась не скоро, и никак не была связана со срочными темами. Давид старался отвечать со свойственным ему терпением, хотя в этот момент его как раз и не было. Короткий отрезок времени завершился, как всегда, быстрее, чем нужно. Звонок Мире, плач ребенка, соседка постучала – и вот Давид уже надевает шляпу в третий раз за этот день и направляется в вечерний колель. Внизу уже сигналит машина, на которой Давид каждый день ездит вместе с еще несколькими аврехами в соседний городок, в колель, в котором учеба сочетается с привлечением к Торе людей, далеких от иудаизма.

Мира ощутила кисловатый привкус во рту: упустила время! Даже пять минут они не могли поговорить спокойно… Наверное, когда Давид приходит, надо отключать телефон, не подходить на стук в дверь и насильно создать хотя бы несколько минут общения. Мира встала убрать со стола остатки ужина, и вдруг обнаружила на столе белую таблетку неизвестного назначения.

Через несколько часов Мира увидит своими глазами, что такое Высшее Провидение, да и Давид убедится, что у Всевышнего есть немало путей. Один из них – «воображаемые страхи».

Иногда нам посылают Свыше мгновения напрасного страха, каких-то опасений или подозрений, которые потом развеиваются, но даруют нам правильный взгляд на какие-то реальные огорчения, которые по сравнению с тем, воображаемым, становятся второстепенными и малозначимыми. Мира тоже удостоилась нескольких часов напрасных страхов, которые превратили тяжелую финансовую проблему в «Слава Б-гу, что только это».

Мира заинтересованно взяла таблетку: Акамоль? Нет, не похоже. Дексомоль[2]? Тоже нет. Так что же это?!

Через секунду открылась дверь. Вбежал запыхавшийся Давид:

– Ты видела тут маленькую белую таблетку на столе?

Давид окинул взглядом стол, увидел таблетку рядом с тарелкой, схватил ее и побежал обратно, бросив по пути «Пока!» Мира уже по-настоящему испугалась:

– Что это, Давид?

Давиду нужно было спуститься лишь на пару ступенек, а в машине ждали люди, как всегда, торопясь. Он ответил, не прерывая бега:

– То, что я беру с собой каждый вечер, до свидания!

Дверь осталась открытой нараспашку. Мира схватилась за притолоку и с трудом втащила себя в дом. Черные круги (и белые) поплыли перед глазами. Диван (который еще не успели выбросить) с удивлением принял ее – последнее время на нем никто не сидел. Но сейчас уже никакие термиты не пугали Миру.

Только на прошлой неделе она читала об этих крошечных белых таблетках, которые люди принимают втайне, и без них душа человека, который их принимает, не может быть здоровой…

Все вопросительные знаки, которые в последние дни витали в воздухе, вдруг выпрямились в один огромный восклицательный знак – такой крепкий и непоколебимый. Неужели Давид постоянно принимает таблетки? Да, он так и сказал – каждый вечер!

Может, именно поэтому его родители приняли участие в покупке квартиры для молодых намного больше, чем было принято? А как она до сих пор ничего не замечала? Что же теперь делать? Как жить дальше с такой ужасной тайной?

Мира вдруг почувствовала, что ей не хватает воздуха. Во рту совершенно пересохло, и стены надвигаются на нее со всех сторон. С кем посоветоваться? Кому вообще можно задать такой страшный вопрос? Во что теперь превратится ее жизнь?

После первых мгновений ужаса пришли слезы. Рыдания сотрясали Миру, и она не могла остановиться. Но и рыдания постепенно утихли, оставив ее беспомощной и неподвижной.

Что еще можно принимать каждый день? Какие таблетки можно пить постоянно, да еще и так, чтобы она не знала? Мира обнаружила себя в утлом суденышке, качающимся то вверх, то вниз, по бурным волнам.  На секунду ей казалось, что все это – плод ее сумасшедшего воображения, не имеющий никакой реальной основы, а в другую секунду – перед ней вставали вопросы и доказательства, как огромная угрожающая волна. Она попыталась упорядочить свои мысли. Давид вовсе не выглядел смущенным, когда бросил фразу насчет таблеток. Но, может быть, он уже хорошенько натренировался вести себя так, чтобы не вызывать подозрений?

Этим вечером Мира сделала то, чего не делала никогда: она просидела на диване почти три часа, бездумно глядя в одну точку. За это время она не смогла прийти ни к какому решению, кроме одного: этим вечером выяснит все до конца, каким бы страшным он не был.

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

[1]  По закону Торы,  любая ссуда (даже между друзьями и т.п.) должна сопровождаться распиской определенной формы, причем нередко необходимо, чтобы был один или более гарант.

[2] Акамоль, Дексомоль – обезболивающие и жаропонижающие на основе парацатемола.

перевод г-жи Леи Шухман

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here