Нить надежды — Невозможно предвидеть

Дата: | Автор: Г-жа Йеудит Дрор | версия для печати версия для печати
1030
невозможно предвидеть
ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

****

Вот и Песах пролетел. На исходе последнего дня праздника папа вошел в дом, сияя. Семья Кац отправляется в Землю Израиля. Это прекрасная возможность для Ханы! Однако новость, из-за которой папа сиял, заставила маму нахмуриться, а Хану – резко побледнеть.

Когда? Как? Почему? Ведь до сих пор никто не говорил ничего конкретного. Были только туманные разговоры о чем-то далеком и неизвестном.

Правда, в холь а-моэд родители встретились и поговорили друг с другом. Хана увидела Аарона на фотографии, встретилась с его мамой в женской части синагоги. Потом вечером они сделали что-то вроде небольшого «ворта», и договорились обо всем остальном.

После многочисленный колебаний родители Аарона решили тоже поехать в Землю Израиля, но только уже после того, как Аарон и Хана встретятся. Мама Аарона то плакала, то смеялась от радости.

Ученица самой Сары Шнирер, учительница в Ломже! Она, не переставая, рассказывала Хане о своем Ареле, и даже шепнула девушке, что украшения она купит сразу после Песаха и пошлет Ареле. Ведь помолвку они будут праздновать в Земле Израиля еще до приезда родителей, и мама хочет, чтобы Ареле мог подарить невесте золотые часы, как принято.

Все замечательно, но семья Кац начинает свое путешествие сразу же после Песаха. Хана не успеет вернуться в Ломжу и попрощаться с ученицами.

Сару Шнирер уже посвятили в курс дел, и она подыскала подходящую заместительницу. Хана написала ученицам длинное ласковое письмо, но никак не могла перестать думать о Шейндл.

Шейндл, с ее ищущим взглядом, с горящими от восторга глазами, и сердцем – сердцем, которое наслаждалось любимым голосом, слышало лишь звук слов, но почти не восприняло их содержание.

Выдержит ли Шейндл этот разрыв? Смогут ли ласковые слова притупить боль? Сможет ли Шейндл встать на ноги, и вести себя по-взрослому? Столько ее качало из стороны в сторону, что будет теперь?

«Я буду молиться за нее. Буду молиться, и пошлю ей письмо. Личное письмо, только ей одной. Шейндл будет хранить его, перечитывать бесчисленное количество раз, выучит его наизусть, и, кто знает, может быть, проникнется его духом. Есть Творец, охраняющий все свои творения. Я сделаю то, что в моих силах, а Он будет провожать ее с любовью, состраданием и милосердием».

…Дни содержат в себе множество событий. Их невозможно предвидеть – и нельзя подготовиться к ним заранее. Люди, которых мы любили – вдруг исчезают, наши надежды рассеиваются, как дым. Только истина, что в глубине нашей души – вечна и верна нам. Только счастье, что в глубине сердца – его не сломит никакое горе, трудности и беды.
Почувствуй всем сердцем, дорогая Шейндл! Только, когда мы живем по законам Творца, в нашем сердце есть место для счастья. Да и тогда оно тоже зависит от нашего выбора. Везде, куда ты ни пойдешь, выбирай маршрут вечности, ищи счастье в своей душе, где бы ты не оказалась, а я будут сопровождать тебя издалека молитвой, теплой и любящей.
Удачи тебе во всех делах, пусть твой путь будет прямым и радостным!

Сколько раз можно перечитывать одни и те же строчки? Сколько угодно! Когда пытаешься сделать краткие строки заменой любимому образу, когда знаешь, что каждое слово и предложение лишь чуть-чуть заполнят образовавшуюся дыру, стараешься вложить в них все свое сердце, и заполнить пустоту любовью и близостью.

…дни содержат в себе множество событий. Их невозможно предвидеть – и нельзя подготовиться к ним заранее

Шейндл, прочти и то, что между строк! Будь сильной и крепкой, не опускай рук! А я издалека буду непрестанно молиться за тебя.

****

Мои самые дорогие папа и мама!

Ваше письмо застало меня врасплох. Я ведь только что стал одним из «старших» учащихся ешивы, и глаза мои устремлены к Торе – к еще двум годам духовного подъема и серьезной учебы без всяких помех. Я не сомневаюсь, что вы желаете мне только добра, но здесь принято вести себя согласно мнению великого Хафец Хаима и других раввинов, считающих, что лучше всего расти в Торе можно именно, будучи неженатым, без бремени семьи и заработка. Хафец Хаим указывал тем, кто у него спрашивал, учиться до 24-х лет, а мне только недавно исполнилось 22.

Конечно, очень впечатляет тот факт, что девушка – ученица самой Сары Шнирер и знаменитая учительница в Ломже. Ее отца я тоже помню, как писал вам в прошлом письме (мне, правда, и в голову не приходило, что это касалось меня лично).

Кроме того, неужели она готова приехать одна на Святую Землю, и начать новую жизнь в новой стране, без близких и знакомых?

Осознает ли она, насколько тяжела здешняя жизнь, насколько все дорого? Земля Израиля приобретается через страдания…

Честно говоря, я посоветовался по этому поводу со своими учителями. Мой духовный наставник предложил мне поднять вышеупомянутые вопросы, и если на самом деле речь идет о настолько замечательном предложении, и девушка на самом деле готова приехать сюда, и сэкономить мне часы и дни без Торы, и если мой отказ доставит вам огорчение, то мне не следует отказываться. Следует также передать ей, что я хотел бы продолжать жить в Хевроне,  рядом с ешивой, чтобы впитывать атмосферу учебы и после женитьбы. Кроме того, она должна знать, что Хеврон – это крошечное еврейское поселение, которое и близко нельзя сравнить с поселениями в Иерусалиме или Цфате.

Да пребудет с вами Всевышний во всех делах!

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА
перевод г-жи Леи Шухман

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here