Нить надежды — Первая неделя после родов

Дата: | Автор: Г-жа Йеудит Дрор | версия для печати версия для печати
1022
неделя после родов
ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

***

Сначала Мира пыталась почитать. Дома она всегда засыпала на полуслове. Потом, когда она осознала, что глаза смотрят в книгу, но у нее нет ни капли сосредоточенности, чтобы сообразить, хотя бы, как зовут главную героиню, она положила книгу на тумбочку, на стопку книг, которые взяла с собой. Она снова поправила подушку, и постаралась применить релаксацию. Глубоко вдохнула, закрыла глаза и включила нежную музыку. Мира постаралась замедлить дыхание, в темп со звуками музыки, сконцентрироваться на звуках птичьего щебета и морских волн.

Пейзаж вокруг нее изменился. Сначала она увидела себя на берегу голубого моря. Но вдруг налетела огромная волна, и выхватила Хавочку у нее из рук.

В последний момент, ей удалось схватить малышку, дрожащую всем тельцем, с которого капали соленые капли… Мира попыталась найти уголок спокойствия в густом лесу, полном головокружительного запаха сосен, рядом  — весело текущий ручеек, и птицы распевают на верхушках деревьев. Но и там деревья были слишком густыми, и затеняли тропу. Коляска, на которой ехала Мира, наткнулась на камень, и Йони, сидевший у нее на руках, чуть не упал.

Мира вытащила наушники и посмотрела на часы. Ночь. Без пяти час. Может, Хавочка плачет там, в комнате младенцев? Может, медсестра уже положила ей под голову свернутое одеяло и сунула в ротик бутылку, и она пытается сосать, захлебывается, и никто к ней не подходит? Если она не может заснуть, то хотя бы подойдет туда.

Мира хотела встать, но вдруг почувствовала, что не в состоянии. Это была не просто слабость. Это было что-то в тысячу раз более глубокое и ужасное.

Просто абсолютное бессилие. Голова стала тяжелой, как свинец, и невозможно поднять руку. А вдруг с ней происходит что-то страшное? А вдруг еще через мгновение… еще через миг ее уже не будет? Надо кого-нибудь позвать, пока не поздно. Мира постаралась крикнуть, но изо рта не вырвалось ни звука. Она сейчас просто тихо  умрет, и никто не узнает, и не почувствует.  Что говорят перед концом? Даже плакать она не может. Хавочка и Шира, Дасси, моя дорогая, и Давид – Давид, прости меня, как ты справишься сам?..

Но и бояться за него у нее тоже не было сил.

Сколько минут прошло так? Две? Три? Для Миры каждый миг был вечностью. Потом вдруг пришли слезы, и Мира обнаружила, что рядом с ней кто-то стоит. Медсестра из детской комнаты. Конечно, слезы – это часто употребляемый продукт в этом месте, и все же – стоит выяснить, не нужна ли здесь помощь.

— Госпожа Кляйн? Как вы себя чувствуете?

Мира хотела ответить, что все в порядке, и она уже вот-вот приходит в себя, но вместо этого смогла вымолвить только одно слово:

— Хава…

Опытная медсестра попыталась понять:

— Кто это – Хава?

Мира слабо махнула рукой в сторону детской комнаты, которая находилась совсем близко от ее комнаты.

— Вашу малышку зовут Хава?

Кивок.

— Это Ваш первый ребенок?

Голова повернулась справа налево.

— Вы за нее волнуетесь?

Медсестру звали Това. Тридцать лет стажа в родильном отделении больницы, и еще почти десять – в санатории для рожениц. Несмотря на это, Това почти никогда не встречала симптома преувеличенных страхов. Она немало слышала об этом, но обычно это происходит позже. Первая неделя после родов – это сочетание эйфории и естественной слабости.

Обычно это происходит позже, когда возвращаются на обычные рельсы с «добавкой» трехкилограммового человечка, который заново устанавливает режим дня для мамы и всей семьи.

Может быть, это низкое давление? Состояние неопасное, но ощущение – что вот-вот упадешь в обморок. Это может быть и низкий гемоглобин. Низкий уровень железа тоже вводит человека в состояние кошмарной слабости и бессилия. Это ощущение тоже знакомо только тем, кто пережил его. Его нельзя описать, да и вообразить себе нельзя. Ощущение абсолютного бессилия может привести жуткие мысли. Человеку трудно поверить, что он когда-нибудь сможет поднять голову с подушки. Неудивительно, что страхи – это второй этап этой истории…

— С Вашей Хавочкой все в порядке, г-жа Кляйн, я сейчас же иду посмотреть, как у нее дела, и приду Вам рассказать. Вам нужно принимать таблетки железа, есть много печенки и укрепляющую здоровую пищу. Отдыхать, как следует, достаточно пить и ни о чем не беспокоиться. У этого мира есть Творец, и Вам не нужно ничего тащить на своих плечах. Когда Вы выписываетесь?

— Завтра…
Това просто испугалась:
— Завтра?! Очень плохо! Вам нужна как минимум еще неделя полного отдыха!

Мира почувствовала, что чуть-чуть приходит в себя. Она думала объяснить этой милой медсестре, что это невозможно: слишком дорого, да и дети ее ждут… Но, чуть подумав, она лишь кивнула. Нет у нее сил на споры. Она права, эта Това, но это нереально. Пусть лучше пойдет проверить, как там Хава, и если можно – как дела у Йони и Ширы. А, нет, нельзя. Ой, как все запуталось, как все непонятно. Как из этого выйти?!

Тем временем медсестра ушла, и когда вернулась с малышкой на руках, Мира почувствовала, что она обязана, просто обязана прийти в себя и окрепнуть, хотя бы ради этого чудесного подарка по имени Хава. Но иногда между тем, чего желают, и тем, что есть, и что установлено Свыше – лежит пропасть. Она сама по себе может почти что утопить. Мира не знала, что эти дни – это лишь мелководье, по сравнению с гораздо более тяжелыми временами, которые ей предстоит пережить.

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА
перевод г-жи Леи Шухман

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here