Нить надежды — Перемены на горизонте

Дата: | Автор: Г-жа Йеудит Дрор | версия для печати версия для печати
2325
перемены на горизонте
ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

**

Юдит не знала наизусть номер телефона Миры. Они, на самом деле, были почти не знакомы. Встречались на семейных праздниках, звонили друг другу поздравить с рождением детей и пожелать «Хорошего года!» в канун Рош а-Шана.

Мира была всегда очень занята, всегда спешила, а Юдит, домохозяйка, мать большой семьи, ощущала рядом с ней некий комплекс неполноценности. У Миры всегда окна сверкали, а у нее, которая целый день дома – всегда на стеклах отпечатки пальцев. Дети Миры – всегда будто с картинки, а ее дети… Ну, что поделаешь? У Наавы кудрявые волосы, которые, как ни расчесываешь, всегда торчат в разные стороны, а Мойше умудряется запачкать рубашку в тот же момент, когда заканчивает застегивать пуговицы. У Сарочки зубы выросли, мягко говоря, не совсем ровно, а она сама… Никакая диета на нее не действует. А что, она, если бы могла, тоже пошла бы учить «терапию творчеством». Мира вышла замуж через год после того, как закончила семинар. За год можно выучить кучу всего, так что неудивительно, что она так преуспевает. Если бы Юдит не вышла бы замуж в середине выпускного класса, она бы тоже выучила бы терапию музыкой или что-нибудь такое.

А, вот он, номер телефона. Юдит ощутила предвкушение мини-битвы. Вот сейчас и проверим, как Мира относится к своей старшей свояченице. Может, она и не знает, но если Давид сейчас – преданный заботливый муж, то это во многом в заслугу Юдит! Будучи старшей сестрой, она немало поучаствовала в его воспитании. Если бы Мира только знала, каким раздражительным и ворчливым он был в детстве! Кто бы поверил… Юдит стала нажимать на кнопки, не замечая,  как сильно напряглись ее пальцы.

Никто не поднял трубку. Гудок, еще один, и послышался голос Миры, ясный и отчетливый: «Здравствуйте, вы звоните семье Кляйн. Чтобы назначить очередь или для любого другого сообщения по поводу клиники нажмите «один». Для семьи Кляйн – нажмите «два».

Юдит в смятении бросила трубку. Если бы для комбинации семьи и клиники можно было нажать «три» – тогда Юдит еще сумела бы оставить трубку в руках и вымолвить что-нибудь. Но такой возможности не существовало. Она решила попробовать позвонить вечером. Наверное, это даже к лучшему, что Мира не ответила. Лучше поговорить с Давидом попозже. Да, это прекрасная идея. В конце концов, он ей немалым обязан. Может быть, она даже попросит, чтобы Мира посмотрела и Мойше.

Почему бы и нет?

Юдит положила трубку на место, напоминая себе не забыть позвонить вечером еще раз. А тем временем? Тем временем она помоет окно в салоне до блеска. Что, если она – не Мира, у нее должно быть грязно?

**

Еще прежде, чем растаял снег, и на деревьях завязались почки, когда холод еще сковывал члены, и резкий ветер дул в лица прохожим, все знали, что праздник Песах уже на горизонте.

Сразу же после Пурима в Ломже начали собирать деньги на «Кимха де-Писха» (помощь к Песаху). Если в обычные дни года сборщики цдаки были по макушку заняты работой, то приближающийся праздник требовал от них особой подготовки. Чтобы обеспечить всех неимущих города мацой, вином и курами, нужно было собрать дополнительную приличную сумму – и ее собирали, идя из дома в дом. Те, кто не могли дать, обычно оказывались в списке получающих.

В классе учительница Хана подробно описывала египетское рабство, казни и Исход из Египта, изучала с девочками законы Песаха, демонстрируя на конкретных примерах, объясняла живым и красивым языком слова Агады… У девочек горели глаза, а сама Хана с каждым уроком все сильнее ощущала, насколько она соскучилась по дому. Десятого Нисана она выходит в небольшой отпуск. Хана поедет домой и будет там до окончания праздника. Криник, ее родной городок, далек от Ломжи, и до сих пор она ни разу не возвращалась домой. Только письма немного охлаждали пламя тоски по дому, но чем больше приближалось время возвращения, тем сильнее Хана чувствовала, что она просто уже не может дождаться желанного дня.

Кроме всего прочего, она ощущала и любопытство. Последнее письмо от родителей было необычным, отличалось от предыдущих. Строки его были туманными и неясными: «Дорогая Ханочка, забери с собой все свои вещи, ведь мы никогда не знаем, что нам готовит будущее…»

Предположить, о чем речь, Хана могла сравнительно легко, она ведь не такая уж юная девушка, а родители уже так мечтают о радости в семье, после стольких лет скитаний и страданий. Неужели есть серьезное предложение, и они только и ждут ее возвращения, чтобы отпраздновать помолвку? Но как она может вот так, в один прекрасный день, оставить своих учениц? Может быть, лучше завершить учебный год, и только после этого думать о построении семьи?

Конечно, можно сообщить Саре Шнирер, и позаботиться о хорошей заместительнице, которая продолжит ее дело. Но как себя почувствуют девочки? А вообще-то говоря, кто сказал, что она не сможет вернуться в Ломжу после помолвки?

А что будет с Шейндл? Ладно, все это лишь мысли, без всяких оснований и подтверждения, что возиться с ними понапрасну? На следующей неделе начинается месяц Нисан, и, как и просила учительница Сара Шнирер в своем письме, очень желательно в этот день провести урок на природе, и серьезно побеседовать на актуальные темы. Пусть каждая, писала учительница Сара, найдет подходящие для своего класса темы и идеи, которые вольются в сердца учениц и останутся с ними и во время каникул. Хана снова обратилась к книгам и записям, вновь ища слова и строки из Торы, которые откроют еще одни врата – именно в сердце Шейндл.

Дорогие мама и папа!

Вы спрашивали меня по поводу семьи Шацкес из нашего города. Не та ли это семья, которая уехала в Америку, а потом вернулась из-за страшной тамошней ассимиляции? Мне кажется, это они. Я, конечно, не помню всех жителей нашего города, ведь я уже так много лет далек от дома. Вы не написали мне, что вам нужно выяснить о них. Может быть, рав города сможет ответить на ваш вопрос лучше, но мне лично кажется, что их возвращение в Польшу свидетельствует о большом мужестве и твердости их веры во Всевышнего и его Тору.

Еще мне помнится, что их старший сын остался учиться в Америке, чтобы поднять уровень той ешивы.

У меня все хорошо, слава Б-гу, и в духовном плане, и в материальном. Конечно же, всегда можно подняться еще выше. Нет сомнений, воздух Земли Израиля добавляет мудрости и силы продолжать и стремиться к самому высокому. В главном зале добавляются новые и новые скамьи. Со всех уголков света продолжают приезжать юноши, чтобы трудиться над Торой в стенах нашей ешивы. Надеюсь, что у вас все в порядке, желаю вам всего наилучшего.

Скучаю,

Аарон.

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА
перевод г-жи Леи Шухман
ПОДЕЛИТЬСЯ

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here