Нить надежды — Погром в Хевроне

Дата: | Автор: Г-жа Йеудит Дрор | версия для печати версия для печати
544
погром в Хевроне
ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА

Глава 54. Погром в Хевроне – и настоящая Шейндл

Никто не знал, куда направляются нагруженные грузовики, которые выехали из Иерусалима на юг. Суббота, величественно опустившаяся на святой город, не была нарушена криками ужаса, доносившимися из Хеврона. Никто и представить себе не мог, что десятки разгоряченных, полных ненависти арабов приехали из Иерусалима в этот спокойный город, чтобы сеять там ужас, разрушать и убивать. Город Хеврон, который славился своими мирными дружескими отношениями между местными арабами и евреями, проснулся в новой, страшной реальности. Никто даже и не пытался защищаться. Какие-то слухи бродили по городу, но от них отмахивались. «Не бывать тому! – говорили уважаемые арабы всем, кто все же проявлял опасение, — Своими телами будем защищать вас!» Десятки евреев собрались в доме директора банка Англо-Палестинского банка, который был сыном раввина города и главой общины. Его, говорили все, никто не решится трогать.

Но самое страшное все же произошло.

Проповедники в мечетях вдохновляли на резню, и возбужденная толпа бросилась в бой. Господин Слоним, директор банка, рискуя жизнью, отправился к британскому правителю, но тот, спокойный и равнодушный, лишь порекомендовал евреям закрыться в домах и не выходить на улицу. Кроме этого, он не потрудился сделать ничего. Ночь прошла в страхе и напряженном ожидании.

А утром началась бойня. Причем началась именно с дома семьи Слоним. Арабы проникли в просторный дом через крышу, наполнив его криками, реками крови и стонами боли. Убийцы шли от дома к дому, на глазах у английских офицеров, которые невозмутимо наблюдали страшные убийства и не шевелили пальцем. Неожиданно арабы сорвали маски. Те самые арабы, якобы задушевные друзья, арабы, свободно говорившие на идиш, взяли в руки мечи и безжалостно отнимали жизни своих еврейских друзей.

В конце той субботы насчитывалось шестьдесят семь убитых и множество раненых. Город был погружен в страшный шок. Улицы покрылись пятнами крови, на обочинах лежали бездыханные дети, убитые родители, младенцы звали: «Мама, папа!» – не получая ответа…

На исходе субботы страшные новости достигли Иерусалима. Больница «Шаарей Цедек» была приведена в состояние боевой готовности. Были отменены отпуска и добавлены новые кровати. Если бы они знали, какой болезненной и длительной будет работа… Раненые поступили только в воскресенье. Английская полиция действовала с возмутительной медлительностью. Четверо больных скончались в больнице, оставив после себя тяжкий траур. Но и тем, кто спаслись, требовалось много молитв…

Большинство пострадавших были учениками известной ешивы Слободки в Хевроне.

Непосредственная встреча с людьми Торы сильно повлияла на сердца медсестер в больнице. Для Шейндл эти чудесные образы были встречей с прошлым. Ведь в ее родном городке это было обычным зрелищем. Благородство и деликатность, скрупулезное соблюдение каждого пункта еврейского закона, прекрасные душевные качества, особое поведение – все это было таким близким и знакомым.

Медсестры были просто поражены. Беседы велись только об учащихся ешивы. Каждой было что рассказать. Да и раненые женщины могли, при необходимости, дать информацию и ответить на множество вопросов. Многие медсестры были родом из Германии, где религиозные евреи отличались своим видом от выходцев из Польши и России. Но даже и американские юноши оставили потрясающее впечатление. Были и посетители, друзья, которые в перерыве между учебой приходили навестить своих близких, а нередко и оставались надолго, погружаясь вместе с ними в море Талмуда, заставлявшее забыть все невзгоды.

Так стены больницы впитывали слова Торы, мелодии учебы, страстные споры и огонь Торы, горевший всегда, в любой ситуации, в сердцах бней Тора.

Эти дни взволновали Шейндл до глубины души. Возвышенные впечатления как будто сняли с ее сердца слои грязи и раскрыли настоящую Шейндл. Именно так она себя чувствовала. Вот она я! Здесь я нахожу саму себя. Это я, это мое внутреннее содержание. Я плачу, слыша укрепляющие слова еврейского мировоззрения и мусара, меня волнует и трогает до глубины души голос Торы, звучащий, несмотря на боль и страдания.

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА

 

перевод: г-жа Лея Шухман

5 КОММЕНТАРИЕВ

      • אשמח לעזור עם התרגום
        תשלי לי למייל
        אני אתרגם ולאה שוכמן תעשה הגהות ותיקונים

        • спасибо, передала идею Лее — вот ее ответ: «насчет НН – спасибо, конечно, за предложение, но эту конфетку я никому не отдам J Зато постараюсь поскорее перевести две оставшиеся главы.» 🙂

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here