Нить надежды — Проложить ей дорогу

Дата: | Автор: Г-жа Йеудит Дрор | версия для печати версия для печати
279
дорогу
ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

 

…На верхней полке платяного шкафа лежит стопка писем. Моше, ответственный за почту, преданно распределяет письма, приходящие в «Нирим». Однако письма, предназначенные Шейндл, он так же преданно кладет к себе в карман. Когда никто не видит, он добавляет письмо за письмом в стопку, спрятанную под простынями и скатертями в его шкафу. Каждый раз, когда он видит имя Шейндл на конверте, он ощущает дрожь, проходящую по всему телу. С особым трепетом он держит конверт и прячет в карман. Он и представления не имеет, как и когда передаст эту стопку девушке. Он не понимает даже, зачем вообще занимается этим. Не раз он хотел шепнуть Шейндл что-то об этих письмах, но страх перед Барухом каждый раз останавливал его.

А сейчас он должен найти Шейндл. Обязан. Письма должны оказаться у нее.

Если у нее хватило смелости убежать, теплые слова наверняка согреют ее плачущую душу. Они способны заново проложить ей дорогу. Они способны на очень многое. Если бы он получал такие письма в свое время, несомненно, бросил бы все и вернулся на верный путь. Кто знает – может быть, и ему посылали такие письма, и кто-то заботился о том, чтобы они никогда не дошли до него, что почти произошло и с письмами Шейндл?

На улице уже все утихло. Холодные ветры и дождь разогнали всех по домам. Моше тоже вошел в дом. Его охватило необычное для него нетерпение. Жаль, что никакая соседка не пригласила жену на чашку кофе. Дом у них небольшой, а ему нужно открыть платяной шкаф, вытащить письма, взять фонарь и выйти наружу. Как можно проделать все это, когда внимательные глаза жены следят за каждым движением? Моше решил попробовать: «Рахель, может, приготовишь что-нибудь теплое? Так холодно сегодня. Какой-нибудь супчик будет в самый раз!»

Рахель широко раскрыла глаза от удивления: «Суп? Сейчас?!»

Всю жизнь Моше вообще не интересовался едой. Кроме трех трапез, которые ел в столовой, почти ничего не брал в рот. Это был их давний спор. Рахель всегда говорила, и прикладывала много усилий, чтобы внести изменения в стандартное меню, разнообразить пищу, увеличить количество еды… Моше же никогда не любил эту активную деятельность вокруг пищи. Будучи ребенком, он рос и воспитывался по-другому. Он отбросил множество ценностей, на которых рос, но, с другой стороны, немало тонких линий и остались в его сердце. Ему было тяжело изменить свою точку зрения на эту тему.

А тут вдруг – это странное предложение сварить что-то. Рахель отправилась на кухню, почти танцуя. Она не любила готовить только для себя. Кухня была для нее притягательным местом, но ей практически не приходилось реализовывать свои таланты на этом поприще. Смены на общественной кухне она получала как все, не более того. Несомненно, многие предпочитали смену на кухне работе в коровнике или курятнике. Моше поспешил в комнату и открыл шкаф, но уже через секунду Рахель настигла его: «Скатерть? Уже? Я еще ни одной картошки не почистила!» Она смотрела на него, не в состоянии понять, что с ним происходит: «Да и наш день свадьбы через месяц и два дня, если я не ошибаюсь…»

Моше с трудом удалось сохранять спокойствие: «Конечно, через месяц и два дня. Я только хотел помочь накрыть на стол, что, нельзя?»

«Нельзя? Да нет, даже приятно. Но вот скатерть я предпочитаю достать сама. После того, что мужчина подходит к шкафу, потом приходится все укладывать заново. Да и вообще, ты не знаешь, какую скатерть взять. Если возьмешь хлопковую, например, ее потом нужно гладить целый час!»

Моше сдался. Он вышел из комнаты, оперся на подоконник и смотрел на деревья, стонущие от резкого ветра. Неожиданно раздался голос Рахели из кухни: «Моше, мне нужна луковица, можешь попросить у Фришманов?»

Глаза Моше загорелись: теперь только нужно найти причину, почему пойти нужно именно ей. Обсуждение было короче, чем обычно. Рахель была так рада возможности готовить, что не стала бороться за справедливость. Она надела плащ и шарф и вышла на холод. Когда она вернулась, письма уже были надежно спрятаны за пазухой под курткой, фонарь лежал в кармане брюк, и Моше был готов к выходу. Рахель чуть не потеряла равновесие второй раз за этот вечер: «Моше???»

Моше спокойно ответил: «Да, дорогая».

«Что с тобой?» – Рахель испуганно заморгала.

Моше еще не успел придумать подходящее оправдание. После короткого размышления он решил честно ответить: «Я просто не могу думать, что Шейндл в такую погоду находится где-то под открытым небом, хочу попробовать еще раз поискать ее!»

«Искать ее? Сейчас? Как? Уже ведь весь кибуц перевернули в поисках!»

«Верно, но вне кибуца никто не искал!»

Рахель встала у двери и закрыла собой выход: «Ты не выйдешь за пределы «Нирим»! Это же просто опасно! Ты хочешь погибнуть из-за этой дурочки?»

Моше вздохнул: «Вот уж никогда не думал, что жена – это босс. Ну ладно, ты права, я только обойду вокруг кибуца и постараюсь прислушаться – может, она взывает о помощи? Может, мне удастся посветить фонарем и увидеть, что там происходит?»

Рахель отошла: «У тебя всегда было такое доброе сердце… Ну ладно, иди, только возьми еще теплую шапку. И возвращайся побыстрее, ужин скоро будет готов».

Моше взял и шапку. Он и не представлял себе, что порой выйти из дома – это такая сложная задача!

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

перевод: г-жа Лея Шухман

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here