Нить надежды — Рыбка заглотила наживку

Дата: | Автор: Г-жа Йеудит Дрор | версия для печати версия для печати
342
наживку
ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

Предвыборная гонка началась

Шейндл заглотила наживку. Голда сделала это талантливо и идеально, как всегда. Было нелегко, но Голда умела пользоваться широким спектром способов влияния. Она умела и комбинировать их, чтобы запутать невинную жертву изобилием доводов и доказательств. Да, есть здесь ответственность, но более всего – редкая возможность. Будущее, переливающееся соблазнительными красками – в противоположность серой анонимности. Шейндл ответила на брошенный ей вызов.

Следующий этапом была смена имени на «Яффа» (ивритский вариант имени), «только в рекламных целях». В секретариате кибуца прямо-таки требовали этого, но тут уж Голда встала на сторону Шейндл. Ее имя тоже хотели изменить на «Захава», и она даже согласилась в свое время, но не смогла привыкнуть к этому. Затем, в конце одного долгого дня, полного обсуждений, пришел фотограф. Косы были подняты наверх и закручены в узел, а через несколько дней появились и плакаты. Очень быстро свежая претендентка стала «темой дня». Барух и Цви старались поддерживать равновесие. Нельзя, чтобы воодушевление разрослось сильнее, чем нужно. Вначале они выражали свое одобрение и поддержку.

Когда нужно было – выражались более сдержанно, и высказывали вслух сомнения. Все – в зависимости от чужих мнений.

Ночью Шейндл не могла заснуть. Из окна на нее поглядывал бледный месяц Луны. Девушка поспешила накрыться одеялом с головой. Месяц всегда напоминал ей Ломжу, дом, папу и маму, маленькую Либи. Из маленького окна в Ломже на нее тоже смотрел месяц. Говорят, что Луна – только одна. Неужели та же самая Луна смотрит и на ее далекий дом?

Папа с мамой не ответили ей. Может быть, они не получили ее письмо? А может быть, получили, но не открыли конверт, и не прочли его. Неужели они так страшно на нее сердятся? Если папа и мама закрывают перед ней врата, как ей самой открыть их?

Нет, она не может открыть. Видимо, нет пути назад. Так что ей придется броситься в будущее, без всяких сомнений. Если перед ней закрывают двери, она пойдет к тем дверям, которые открыты.

С ближайшей кровати, кровати Зивы, послышался легкий шорох. Зива не спит.

— Зива?

— Да, Шейндл. Говори шепотом, чтобы папа с мамой не проснулись.

-Хорошо, тебе что-то нужно? Почему ты еще не спишь?

— Э-э-э… я спала, но проснулась.

— Проснулась? У тебя что-то болит?

— Нет, ничего…

— Тогда что случилось?

— Я… я не знаю, говорить ли тебе…

Шейндл напряглась. До сих пор Зива была совершенно открыта с ней, и рассказывала обо всем – как хорошем, так и плохом, не сомневаясь и не опасаясь. Что ее мучает?

— Это что-то, что случилось с тобой?

— Нет! – твердо и решительно.

— А с кем это связано?

— С… с тобой.

— Со мной???

Зива кивнула. Она выглядела на самом деле встревоженной. Шейндл медленно встала и села на кровать девочки.

— Почему ты не хочешь рассказывать?

— Потому, что я не уверена…

— В чем ты не уверена? Расскажи мне, Зивочка, я не обижусь.

Зива выглядела несколько смущенной и взволнованной.

— Не знаю, можно ли мне рассказывать тебе. Мне кажется, что это секрет.

— Секрет? – вопросов становилось все больше, — Чей?

— Папин и мамин.

— Секрет обо мне? Что за секрет?

— Мне кажется… мне кажется, они понарошку говорят тебе, что ты будешь депутатом кибуца. Все эти твои фотографии и плакаты, и все эти разговоры… Мне кажется, что все это не по-настоящему, а в шутку…

Неожиданно в комнате зажегся свет. Ни Шейндл, ни Зива не успели заметить, как это произошло. На пороге комнаты стоял Цви в пижаме, и взгляд его не сулил ничего хорошего.

ПРЕДЫДУЩАЯ ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА

перевод: г-жа Лея Шухман

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here