Выполняющая обязанности — и волонтер

Дата: | Автор: Рав Симха Коэн | версия для печати версия для печати
88
волонтер

Поскольку у женщины есть партнерские качества, она не чувствует и не думает, что делает одолжение мужу и детям тем, что заботится о них. В своих усилиях ради семьи она видит выполнение своих обязанностей, и она считает его само собой разумеющимся.

Но муж не рассматривает свою помощь в доме как нечто само собой разумеющееся. Он считает себя «добровольцем».

Если спросить женщину, которая едет домой с работы, куда ты направляешься, она отвечает – «домой». Слово «домой», с ее точки зрения, указывает не только на направление ее движения, но, в основном, на продолжение исполнения ее семейных обязанностей – различных домашних забот – на вторую, третью или четвертую ее ставку.

Мужчина, направляющийся домой с работы, тоже ответит «домой», если спросить «куда ты идешь», но для него это означает «отдыхать», а не «заниматься домашней работой». Последствия этого различия мы можем видеть, когда супруга просит мужа сделать что-то по дому, особенно то, чего он делать не привык. Он выполнит ее просьбу, но глубоко внутри будет считать, что его потревожили в часы законного отдыха. Умом он понимает, что факт его женатости накладывает на него и определенные обязанности: быть партнером, заботиться о том, что происходит в доме, и заниматься им. Несмотря на это, эмоционально этот вывод для него вовсе не очевиден в той же мере, как его супруге.

Различие в исходных позициях мужчины и женщины раскрывает и используемая ими лексика.

Когда муж приносит домой нужные вещи, он говорит жене, ощущая удовольствие и преданность: «Я принес тебе, я купил тебе, я сделал тебе». Слова «я принес тебе» или «я купил тебе» отражают приятное ощущение мужа, видящего себя «волонтером». Его волонтерские высказывания – это почетная грамота, которую он выдает сам себе за свой положительный моральный облик и добросердечность: ведь он столько делает ради жены и детей.

Они также являются доказательствами его возможностей: ведь он постарался и сделал что-то для жены и детей по своей доброй воле, несмотря на то, что, по его мнению, не был обязан это делать. В то время как мужчине приятно считать себя волонтером, супруга может быть и рада его участию в домашних делах, но она питает отвращение к волонтерской лексике, сопровождающей его действие.

Поэтому она протестует: почему он говорит «тебе»? Разве это не для всей семьи – для тебя и твоей жены, для твоих детей?! Из ее раздраженного тона можно понять, что его слова не только кажутся ей нелогичными, но они ее злят, поскольку она видит в них доказательства того, что он не чувствует себя обязанным и недостаточно привязан к семье.

Подытожим вкратце мысль, которую мы пытаемся донести.

Женщина обладает партнерской психологией, и поэтому она ощущает себя обязанной по отношению к институту брака вообще и по отношению к мужу и детям в частности.

Она чувствует, что обязанность человека связывает его с институтом, по отношению к которому он имеет обязательства, и поэтому она ожидает, что и муж будет думать подобным образом: ощущать свои обязательства и, тем самым, быть связанным с семьей вообще и с ней в частности.

Но когда муж тем или иным образом выражает свое самоощущение «волонтера», женщина может посчитать, что только она чувствует связь с ним и с семьей, а он – нет.

У волонтера, однако, есть определенные преимущества перед «обязанным». Ведь волонтер делает то, что берет на себя, с большим энтузиазмом, поскольку он действует из личного побуждения и внутреннего желания. А недостаток волонтера в том, что он не связан неразрывной связью с тем, ради кого он действует и старается, поскольку побуждение его действия – это только его желание, а не обязанность. Поэтому когда он хочет – он делает, а когда не хочет – не делает.

В этом выражается тот факт, что он – не партнер: он не так привязан к супруге и к семье.

Поэтому жена, которой сложно принять этот волонтерский необязывающий подход, видит в нем отсутствие связи и реагирует высказываниями, смысл которых: все, что ты делаешь, – это ради семьи, и ты связан обязательствами по отношению к ней точно так же, как и я.

Различие между волонтером и обязанным позволяет Мааралю (Тиферет Исраэль 32) объяснить, почему, после того как народ Израиля выразил готовность принять Тору и сказал «все, что говорил Б-г, сделаем и услышим», Всевышний все равно заставил евреев принять Тору и для этого «поднял над ними гору, как лохань». На первый взгляд, что может быть лучше, чем народ, который по доброй воле и по своей инициативе принимает Тору?! Ведь действие, предпринимаемое по своей воле, выражает глубокую любовь, в то время как действие по принуждению создает противодействие и раздражение в сердце исполнителя.

Маараль объясняет: превосходно, когда человек делает что-то по своему желанию; но есть преимущество и в ситуации, когда его заставляют что-то сделать, а именно – «связь» с исполняемым действием, поскольку у человека нет возможности прекратить его. Такого преимущество нет в случае волонтерства, поскольку есть возможность прекратить действие. А Всевышний хотел создать абсолютную связь между народом Израиля и Торой, связь, которую невозможно прекратить, Он «поднял над ними гору, как лохань» в дополнение к их «волонтерскому» принятию «все, что говорил Б-г, сделаем и услышим».

Редакция «Беерот Ицхак» выражает глубокую признательность издательству «Мишпаха ке-алаха» (www.mishpacha.ru) за право печатать главы из книги «Еврейский дом».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here