Шаббат и самопожертвование, или Не надо «Ой!»

Дата: | Автор: Рав Игаль Полищук | версия для печати версия для печати
1452
не надо ой

В наше время развитых технологий убыстряются все процессы, и многие люди живут также в быстром темпе: много работают, учатся, мало спят, перекусывают на ходу, все время в пути и в движении. Многим нравится такая жизнь, они получают удовлетворение, а значит это не считается страданием и месирут нефеш (самопожертвованием). Напротив, они получают заряд энергии от такого ритма!

Если же удовлетворения нет, то получается, что человек живет «на износ», и такая жизнь не может продолжаться долго.

От рава Зелеванского я выучил, что обязанность каждого человека – кроме того, чтобы сделать хорошо близким – устроить свою жизнь так, чтобы ему тоже было хорошо, чтобы иметь силы дарить любовь окружающим.

Изначально неправильно строить жизнь в семье на тотальном самопожертвовании, на отказе от всего ради миража шлом байта – ведь несчастный человек не может никого сделать счастливым!

Как известно, в Америке деньги являются движущей силой всего, и ничто так точно не отражает ситуацию, как фраза «время – деньги». Семьдесят-сто лет назад соблюдающий Шаббат еврей в Америке, конечно, не подвергал свою жизнь опасности, но ни на какое признание в обществе и материальное благополучие рассчитывать не мог. Еврея, который отказывался работать в субботу, как правило, увольняли. Приходилось переходить с места на место в поисках более лояльного хозяина, часто не задерживаясь в одном месте более чем на неделю.

В такой ситуации главы семей, которые несмотря ни на что, самоотверженно соблюдали Шаббат, безусловно, совершали месирут нефеш.

Из таких семей, с Б-жьей помощью, вышли потомки бней Тора, для которых соблюдение субботы было совершенно естественным. Вместе с тем, были и такие семьи, где родители также соблюдали Шаббаты, однако их потомки, к сожалению, избрали для себя другой путь – стали типичными американцами, о еврействе которых напоминала лишь фамилия. В чем же дело, почему такая разница? Ведь и те и другие – соблюдали Шаббат от всей души!

Я слышал такое объяснение. В одних семьях папа, вернувшись домой в пятницу уволенным из-за соблюдения Шаббата, говорил: «Ой! Опять меня выгнали с работы из-за Шаббата». В таких семьях Шаббат превращался в «ой», причину несчастий. А дети в своей простоте и прямоте совсем не хотели, чтобы было «ой», дети, естественно, стремятся к празднику и удовольствиям!

В других же семьях папа приходил домой с сияющим лицом и приветствовал родных широкой улыбкой:

«Слава Б-гу! Мы удостоились встретить еще один Шаббат так, как нам заповедовал Всевышний, даже несмотря на то, что мы в Америке, где ценится что-то другое! Благословен Всевышний, давайте встретим Царицу-субботу с радостью!»

Мой знакомый, американец, выходец из семьи гурских хасидов, рассказывал, что у его деда в Нью Йорке был магазин, а страховки на магазин не было. В Шаббат к деду вдруг прибегают сообщить, что его магазин горит, а поскольку страховки нет, то горит все его имущество без надежды на восстановление и компенсацию. Однако был Шаббат, и он, конечно, не побежал тушить свой магазин. Кто-то вызвал пожарных, ведь огонь угрожал жизням других людей, но когда пожар был потушен, выяснилось, что от магазина ничего не осталось – все сгорело дотла! Дед моего знакомого, узнав об этом, стал петь и танцевать.

Очевидцы подумали, видимо, что он свихнулся от горя, потеряв все имущество. Знакомые евреи, знавшие, что в Шаббат нельзя предаваться горю, тоже не совсем поняли, почему же он все-таки стал так веселиться. А он объяснил этот так: я представил, что бы на моем месте чувствовал американский нееврей, узнав о случившемся. Потерять все имущество – это такой удар для него, что впору просто застрелиться!

А у меня же есть Всевышний, Которого никто не отнимет, Который всегда со мной и не оставит меня, это такая радость! Как не радоваться и не петь?

Еще одну историю я услышал в семье моих давних знакомых, происходящих из старых московских хабадников. Дед жены моего друга был хабадником во все времена, в Советском Союзе и при Сталине. В те времена каждый человек обязан был работать, за тунеядство могли посадить, и он нашел себе работу в одном из крупных московских магазинов. Он проработал там неделю, а в пятницу примерно после обеда сообщил директору, что ему надо заканчивать работу и уходить домой. «Как, – возмутился директор, – а как же покупатели? Вы разве не знаете, что советским гражданам необходимо совершать покупки после работы? Вы обязаны обслужить всех покупателей вплоть до закрытия магазина, а после этого идите на здоровье – хоть домой, хоть в театр!» Герой нашего рассказа согласился работать максимум еще один час, после чего, несмотря на все уговоры и угрозы, ушел домой отмечать Шаббат.

Конечно же, с работы его выгнали, но, несмотря на это, он пришел домой с довольным видом и с облегчением сообщил домашним: «Слава Б-гу, теперь мы избавлены от вопросов обмана и обвешивания. От скольких грехов избавил нас Всевышний тем, что я больше не работаю в этом магазине!»

Благодаря этим историям, мы видим, что герои их жили с радостью служения, которая исходила не только от вкушения вкусных хал, но и в несчастьях они сохраняли оптимизм и прямоту веры в Творца.

Дети, видящие радость служения, словно «прилипают» к этой радости и выносят ее с собой в самостоятельную жизнь.

Если же дети привыкли воспринимать Шаббат как катастрофу, приближающийся Песах, как стихийное бедствие, где никто не спасется от маминых нервов и папиного гнева – тогда ситуация совсем плоха.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here