Шауль — царь Израиля — Как собрать на войну весь народ

Дата: | Автор: Р. Хава Куперман | версия для печати версия для печати
1099
на войну

Вспомним, на чем мы прервались в прошлый раз. Шауль берет пару волов, на которых только что пахал, разделывает их на куски и шлет во все пределы Израиля: «Кто не пойдет за Шаулем и Шмуэлем, так будет сделано с волами его» (Шмуэль I, глава 11, 7). «И напал страх Г-сподень на народ, и вышли они все, как один человек» (Шмуэль I, глава 11, там же).

До этого момента евреев, всех разом, на войну поднять было невозможно.

Так, например, мы знаем, что Двора, призывавшая народ объединиться для войны на севере, жаловалась, что не все колена вышли сражаться (4, 5 главы Шофтим): «В среде отделившегося Реувена — большие сердечные сомнения. Гилад за Ярдейном остался…» (5 глава, 16 и 17 стихи). Действительно, собрать на войну весь народ очень тяжело. При том, что это война не в центре, а на далекой окраине (на востоке), по ту сторону Иордана, где колена Реувена, Гада и половина колена Менаше живут так обособленно, что даже построили себе жертвенник, как в Шило. Намерения у них были самые лучшие — чтобы сыны их не перестали идентифицировать себя как часть еврейского народа. Однако это дало повод остальным коленам Израиля заподозрить своих собратьев в идолопоклонстве и выслать делегацию для проверки, а если нужно, то и для силового нажима (о чем читаем в книге Йеѓошуа, 22 глава, посук 13 и до конца). Дело едва не доходит до войны.

Только однажды все евреи поднялись, как один. Это был упоминавшийся нами вопиющий случай в Гива, когда женщина, изнасилованная группой биньяминян, умерла не сразу, но сумела добраться до дома, где находился муж. Умерла она вскоре, чуть позже. Еврейский народ требовал для преступников смертной казни, а судьи в колене Биньямина, настаивали, что по закону, приговор должен быть мягче.

И тогда муж убитой расчленил ее тело на части и разослал во все пределы Израиля, сопроводив словами: «Мы все части единого тела, мы все один организм». Это произвело сильное впечатление, никто не остался дома.

Шауль, по сути, проделал то же. Отправив во все пределы страны части быков через посланников из Явейш Гильада, он повторил поступок мужа убитой. И это вызвало жуткие ассоциации в народе и вселило такой страх, что все поняли: невозможно не пойти на войну, и пришли к царю отовсюду, даже с окраин.

Сказано: «И пересчитал Шауль всех в Бэзэке, и оказалось сынов Израилевых триста тысяч, а мужей Йеѓудиных тридцать тысяч» (Шмуэль I, глава 11, 8).

Этот, на первый взгляд, простой стих дает комментаторам основание для углубленного анализа и споров. По одному из мнений, Бэзэк — название места. Но тогда непонятно, как мог Шауль пересчитывать евреев, пришедших на войну, ведь считать людей иудаизмом запрещено. Даже перепись, порученная Всевышним Моше, делалась не «по головам», а по приношению половины шекеля священного, дабы жизнь каждого пересчитываемого была сохранена.

Правда, есть мнение, что если очень нужно пересчитать, то можно, даже без приношения половины шекеля.

Другое мнение говорит, что бэзэк — это осколок глиняной посуды, а может быть, камешек. Шауль не мог нарушить закон, запрещающий пересчет людей, а потому велел каждому, явившемуся по призыву царя, сдать либо глиняный черепок, либо кусочек камня. Ничего более ценного он не потребовал, слишком евреи были тогда бедны, а царь Шауль отличался совершенным отсутствием алчности. По числу черепков он определил численность войска. (Позже, к тому времени, когда евреи соберутся на войну против Амалека (15 глава), они станут настолько богатыми, что принесут Шаулю от каждого по овце).

Однако, есть мнение, что Шауль ничего не хотел брать у народа. Он был бессребреник и трепетно относился к законам. Наоборот, именно он дал каждому по барашку из царского стада для принесения жертвы, и, пересчитав уменьшившееся число овечьих голов, узнал, сколько в войско прибыло воинов. (Если было именно так, то понятно, насколько разбогател за это время царь Шауль).

Известно, что собралось 300000 человек, и 30 тысяч из них были от Иеѓуды.

Как вы думаете, для чего об этом колене говорится особо? А для того, чтобы мы были готовы, что следующие цари будут именно из колена Йеѓуды. И еще вопрос: почему колено Йеѓуды составило одну десятую часть всех ополченцев, а не одну двенадцатую, что было бы логично? Логично, но не правильно, потому что это колено было самым многочисленным.

Слова Шауля, приведенные нами выше, — «кто не выйдет за мной и за Шмуэлем», — показывают, что он еще недостаточно уверен в себе как в царе и «прячется» за спину Шмуэля. Только после этой войны он станет настоящим царем евреев.

продолжение следует
Благодарим журнал «Голос Яакова» и лично г-жу Аллу Фельдман за предоставленный материал.