Шмуэль начинает возвращать евреев на пути Б-га

Дата: | Автор: Р. Хава Куперман | версия для печати версия для печати
1382
начинает возвращать евреев

Ковчег Завета на повозке, запряженной коровами, прибывает в Бейт Шемеш, левиты возносят жертвы Б-гу, князья филистимлянские отбывают домой, и с этого момента для сынов Израиля начинается шестидесятилетний период, знаменательный тем, что в Служении и в отношении к Б-гу происходят кардинальные перемены.

Рассмотрим этот период в соответствии с хронологией событий.

Возьмем первые двадцать лет.

Как только Ковчег оказывается в Бейт Шемеше, начинаются смерти. Сказано: «Он (Всевышний) убил семьдесят человек (из) пятидесяти тысяч, поразив их за то, что они заглядывали в Ковчег Г-сподень» (Шмуэль I, 6:19).

Что значит, «заглядывали»? Чуть выше сказано, что когда повозка с коровами прибыла на поле Бейт Шемеша, «жители жали пшеницу в долине; и взглянули, и увидели Ковчег, и обрадовались, что увидели» (Шмуэль I, 6:14). В одном стихе трижды в разных формах повторен глагол «смотреть». Получается, видели и радовались, и не могли глаз отвести от восторга. Казалось бы, что в этом плохого? Однако даже самая большая радость не должна быть проявлена перед Всевышним без трепета. Отсутствие трепета, даже при великой радости, наказуемо.

В недалеком будущем царь Давид поймет это на горьком опыте. Когда он завоюет священную часть Иерусалима и, по его приказу, будет предпринята торжественная процедура перевода туда Ковчега из Кирьят Йеарима, один из участников процессии погибнет. Несмотря на пышность, на праздничность, на великую радость, которую испытывали все, кто был задействован в этой процедуре и кто встречал процессию на пути ее продвижения, несмотря на песни и гимны, на разнообразные музыкальные инструменты, отсутствие трепета перед Всевышним повлекло наказание.

Давиду придется все остановить и вернуться к осуществлению плана спустя три месяца. Все это время Ковчег будет находиться в доме Оведа. Во второй раз процессия пойдет в радостном трепете: в ходе продвижения будут трубить в шофар и останавливаться через каждые шесть шагов, чтобы зарезать быка в жертву Б-гу.

Отдельного разбора заслуживает информация о том, что Б-г «убил семьдесят человек из пятидесяти тысяч» (см. выше, 19-й стих). Здесь нами приведен русский перевод, а в оригинале это выглядит иначе: «…убил семьдесят пятьдесят тысяч», что достаточно сложно для понимания. Комментируя этот стих, Мальбим говорит, что Б-г наказал смертью семьдесят человек из пятидесяти тысяч. Раши, ссылаясь на Мудрецов, дает иную трактовку: либо, говорит он, было убито пятьдесят тысяч, в которых каждый человек равен семидесяти; либо было убито семьдесят человек, смерть которых была тождественна смерти пятидесяти тысяч. В любом из комментариев число семьдесят символично, поскольку соответствует числу членов высшего раввинского суда — Санѓедрина.

Так или иначе, оставшиеся в живых жители Бейт Шемеша пришли в ужас и поняли, что не вправе держать у себя Ковчег, так как не соответствуют необходимому духовному уровню.

Они принимают решение послать послов к жителям Кирьят Йеарима, «чтобы сказать им: возвратили филистимляне Ковчег Г-сподень; сойдите, унесите его к себе» (Шмуэль I, 6:21). Кирьят Йеарим был городом священников, и жители его отличались большой физической и духовной силой.

«И пришли жители Кирьят Йеарима, и унесли Ковчег Г-сподень, и принесли его в дом Аминодава, что на холме; а Элазара, сына его, посвятили хранить Ковчег Г-сподень» (Шмуэль I, 7:1).

Из этого стиха мы делаем вывод, что синагога должна возводиться на максимально высоком месте — предпочтительно на вершине холма. Из-за гонений со стороны мусульман и христиан, это далеко не всегда получалось. И тогда стали делать вход в синагогу таким, чтобы возникало ощущение глубины (то есть, чтобы попасть в зал, нужно спуститься и ощущение высоты возникает за счет глубины)… «Из глубин я взываю к тебе» (130 псалом).

Теперь ситуация такова: Мишкан в Шило не действует, Ковчег и жертвенник находятся в разных местах — Ковчег в Кирьят Йеарим, а жертвенник на протяжении первых 13-ти лет в городе Нов — городе священников, а позднее в Гивъоне. Через 20 лет Ковчег переезжает в Иерусалим. (Ковчег и жертвенник будут вновь объединены в одном месте спустя еще 40 лет, когда царь Шломо возведет в Иерусалиме Храм).

А пока евреи, которым нужно принести одну из обязательных жертв и духовно возвыситься, идут туда, где стоит жертвенник, то есть в Нов.

А все необязательные жертвы разрешено приносить каждому еврею в своем дворе, практически для этого годится любое место (именно поэтому царь Давид смог приносить жертвы по пути следования Ковчега).

Что происходит дальше?

Народ Израиля истосковался по Г-споду, и Шмуэль начинает возвращать евреев на пути Б-га.

«Он велел всему дому Израилеву так: … удалите из среды своей чужих богов и обратите сердце ваше к Г-споду и служите Ему одному; и Он избавит вас от руки филистимлян» (Шмуэль I, 7:3).

Дело в том, что в ту пору среди евреев было наиболее широко распространено идолопоклонство по типу «и вашим — и нашим». То есть люди признавали Всевышнего, Его предвечность, Его власть над миром, но при этом прибегали к помощи «посредников» — идолов, божков. Поклонение идолам, как считали многие, позволяло «не нагружать Всевышнего по мелочам». Такой тип идолопоклонства наиболее трудно искореним.

Но евреи внемлют Шмуэлю: они действительно убирают от себя баалей (мужских идолов) и ашторот (женских идолов), и просят Шмуэля, чтобы он молился за них Б-гу.

Шмуэль собирает всех сынов Израиля в Мицпу (возвышенность, с которой видно далеко вокруг, до самого горизонта); здесь евреи постятся, раскаиваются в совершенных грехах, а пророк судит их тяжбы и возносит за них молитвы к Б-гу.

продолжение следует
Благодарим журнал «Голос Яакова» и лично г-жу Аллу Фельдман за предоставленный материал.