Давид — адмони с прекрасными глазами

Дата: | Автор: Р. Хава Куперман | версия для печати версия для печати
1781
Давид адмони

Выше мы уже неоднократно упоминали, что Давид подобен льву, и что от рождения он наделен не самыми лучшими качествами. Он буквально вынужден вести постоянную работу по их исправлению. Стоит сказать, что Давид и Эйсав в этом смысле более чем родственны. Давид мог бы быть Эйсавом, а Эйсав мог бы быть Давидом. Появившись на свет, Эйсав был красным, об это прямым текстом сказано в Торе. Информацию о Давиде находим у Пророка Шмуэля (Книга 1, глава 16). Первое же описание Давида имеет явную странность, оно выглядит крайне необычно — параграф заканчивается в середине предложения!

Подобное встречается в Танахе всего несколько раз, и это всегда означает, что происходит что-то ужасное. Конец параграфа в середине предложения как будто велит нам остановиться и внимательно посмотреть на события, описанные в этом месте.

Итак, что мы здесь видим. Пророк Шмуэль ищет Давида, чтобы помазать его на царство. Он ищет и ищет, но не может найти. Наконец, находит. И приходит в ужас. Человек, которого так упорно искал Шмуэль, — адмони (красный), в точности, как Эйсав, и единственное, что отличает его от Эйсава, — прекрасные глаза и приятная наружность, несмотря на красноту. Дальше — пауза. Шмуэль, увидев Давида, испытывает настоящий страх, шок. Этот человек будет царем? Невозможно! И тогда Б-г велит пророку: «Встань, помажь его!»

Давид действительно наделен негативными качествами. Но он постоянно работает над ними, исправляет их. Он адмони, значит, будет проливать кровь – это в его характере. Но у него «йофей эйнаим» — красивые глаза. Глаза в Танахе – всегда судьи. Работа, возложенная на глаза человека — помощь в выборе пути. Подобно Санhедрину, раввинскому   суду,   глаза  говорят, что правильно, а что нет. И там, где речь идет о глазах, в каком-то смысле можно подразумевать Санhедрин.

Какова была численность членов Суда? Семьдесят человек. А какова гематрия айн (глаз)? Тоже семьдесят! Царь Шломо, кстати, делает интересное заявление: «Все, о чем просили меня глаза мои, — я им давал». Если понимать буквально, получается, он потакал своим желаниям, – все, чего желали глаза, брал. Однако более глубокий смысл сказанного совершенно иной: все просьбы и требования Санhедрина царь Шломо исполнял неукоснительно. Значит, и царь Давид, обладающий красивыми глазами, в ситуациях, когда придется проливать кровь, будет делать это только с разрешения Санhедрина, без которого никогда на такое не пойдет.

Продолжение следует

Благодарим журнал «Голос Яакова» и лично г-жу Аллу Фельдман за предоставленный материал.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here