Йосеф — И будет дом Йосефа пламенем, а дом Эйсава соломой

Дата: | Автор: Р. Хава Куперман | версия для печати версия для печати
1565
Йосеф

Напомним читателям, что Йосеф родился по истечении семи лет замужества Рахели. До этого срока он не мог появиться на свет, поскольку его мать была отдана Яакову буквально через неделю после его женитьбы на Лее, то есть «в долг», в счет будущей семилетней отработки. Родись Йосеф раньше, Лаван считал бы его своей полноправной собственностью.

(Правду сказать, Лаван и через семь лет так считал, но у Яакова было моральное право не обращать на это никакого внимания).

Есть здесь еще один интереснейший момент. На протяжении всего времени, начиная от бегства из дома и до появления на свет Йосефа, у Яакова сохраняется проблема по имени Эйсав. Он, Яаков, буквально спасается в доме Лавана. Зло Лавана «защищает» его от зла, исходящего от брата. Работает такой же принцип, как в медицине. Лекарства, сами по себе, — яд, зло, но они защищают человека от яда микробного (или, в других случаях, бактериального), являющегося для организма больного еще большим злом. Одно зло аннулируется другим злом. Подобным «лекарством от Эйсава» для Яакова служит Лаван. И только когда рождается Йосеф, Яаков обретает необходимую дополнительную силу и ощущает себя достаточно крепким, чтобы сразиться с Эйсавом.

Пророк Овадья (1:18) так говорит об этом: «И будет дом Яакова огнем, а дом Йосефа пламенем, а дом Эйсава соломой».

(В скобках, в качестве небольшого отступления, приведем разъяснение Виленского Гаона, относящееся к идее «соломы» и некоторым другим вещам: грех первого человека, съевшего плод запрещенного дерева, привел к тому, что этот плод превратился в пшеницу. До греха это хлеб был плодом, а не злаком. Он рос на ветке, готовым к употреблению и не требовал той гигантской работы, которая необходима, чтобы сделать пшеницу пищей. Дерево высаживают один раз, а потом годы и годы оно приносит урожай, готовый к употреблению. С пшеницей — другая история, пшеница — наказание за грех. «В поте лица будешь есть хлеб свой», — сказал Адаму Б-г.

На иврите пшеница — хита, а грех — хет, эти слова созвучны. Пшеница состоит из четырех частей — стебля, основы колоса, зерновых оболочек (плевел) и собственно зерна. Чтобы сделать хлеб, зерно нужно сеять каждый год, созревшее сжать, обмолотить, отделяя трудно отделяемые плевела (оболочки зерна), затем перемолоть, замесить тесто, заквасить, выпечь…

Колос поддерживается стеблем, питается через него — от цветения до созревания. Но вот, колос налился, созрел, стебель высох и стал соломой. Пока стебель зелен, он «работает» на колос, потом, став соломой, идет для разных нужд — им кроют крыши, добавляют в корм скоту, делают грубую мешковину (символ траура)… Солома это символ Эйсава. Он, безусловно, способен быть в этом мире полезным. Проблема возникает, если Эйсав начинает думать, что не он для колоса, а колос для него.

Мусульман можно сравнить с основой колоса, к которой крепятся  зерна. Они похожи на иудеев, поскольку веруют в единство. Однако, они не развивают мир и, «высохнув», утрачивают пользу.

Отруби (или оболочка зерна, плевела) — весьма полезны. Они способны поддерживать пищеварение, но не являются основой питания. Это та часть «пшеницы», которая примкнула к евреям во время Исхода. Оказавшись внутри еврейского сообщества, она как будто слилась с ним, и, все-таки, осталась не самой правильной).

Закончим отступления и вернемся к тем словам, которые сказал про Яакова пророк Захарья. Итак, Яаков — огонь. Он может сжечь, но только в случае, когда находится рядом с тем, кого сжигает. Издалека Яаков не в силах победить. Должно быть столкновение, борьба, и это, конечно же, больно для Яакова.

Символ Йосефа — пламя. Оно способно отрываться от источника огня и перебрасываться на отдаленные предметы.

Йосеф способен сжечь (читайте — победить и покорить) того, кто далеко. Поэтому, когда рождается Йосеф, Яаков готов отправиться в Израиль, не опасаясь столкновения с Эйсавом.

Как раз теперь Яаков просит Лавана отпустить его. Лаван категоричен — он не согласен. И Яаков застревает у него еще на шесть долгих лет.

Теперь займемся именем Йосеф. Его значение — «добавлять». Рахель пророчица и знает, что у Яакова должны быть 12 сыновей. Йосеф 11-й и она просит Вс-вышнего, чтобы ей был добавлен еще один — 12-й — Биньомин. Что получается? Йосеф назван в честь своего брата Биньомина, и они в чем-то очень похожи.

В иврите есть слово асаф, созвучное имени Йосеф. Рахель говорит: «Вс-вышний асаф (убрал) мой позор бездетности».

Йосеф — это и добавлять, и убирать. Таков «внешний», открытый смысл этого имени. Теперь посмотрим на более скрытый, потаенный, глубинный.

Буквы, входящие в имя Йосеф, представляют в этом отношении особый интерес. Так, буквы «юд» и «вав» присутствуют и в именах других колен. Но третьей буквы в имени Йосеф — «самех» — нет ни у кого, ни у праотцев, ни у остальных братьев.

Если откроем Хумаш и постараемся внимательно читать от самого начала, мы можем заметить, что буквы «самех» нет в первой главе Торы. Она появляется лишь во второй главе (см. 11-й посук) — там, где идет речь о четырех реках. Первая из названных Торой рек — Пишон (Нил). Тора говорит об этой реке — «hасовев», что означает «окружающая» Египет.

(Египет, по преданию, закрыт от влияния Вс-вышнего. «Питание» в этой стране не поступает сверху, оно идет только снизу, от Нила. Окружающее, замыкающее, закрывающее — понятия, близкие по смыслу. Кстати, тут возникает смысловая перекличка с запретом, который надлежит соблюдать всем еврейским царям, — им не положено иметь большую конницу. Лошадь на иврите — «сус», слово, включающее в себя две буквы «самех». Родина знаменитых арабских скакунов, на самом деле, Египет. И царь должен был ограничивать себя, не заводя слишком много лошадей, дабы не спровоцировать новое египетское изгнание для своего народа. Какая же тут связь? Конь — оружие. Конь, запряженный в колесницу, страшная убойная сила, сопоставимая, по современным представлениям, с танком. Правитель, имеющий сверх оснащенную армию, — это правитель, обладающий многочисленной конницей и большим числом колесниц. Но такой правитель перестает уповать на милость Вс-вышнего, перестает рассчитывать на Его поддержку в сражении или войне, и начинает молиться о здоровье своих лошадей!).

«Самех» по форме своей — это практически круг. Эта буква символизирует закрытие, огражденность от любого влияния извне. Именно поэтому ее нет в первой главе Торы, — ведь при сотворении всё должно быть открыто, восприимчиво к изменениям и развитию.

«Самех» — это Йосеф и его испытание в Египте, где главной его задачей и самым трудным экзаменом становится проверка на закрытость от любого воздействия извне. (И ему удается избежать связи с женой Потифара!). Йосеф – это первый из сыновей Яакова, оказывающийся в изгнании. Его испытание ложится и на всех остальных евреев — закрыть себя от ненужных влияний среды, не впитывать чуждой Традиции. Йосеф выдерживает! Не зря в его имени есть буква «самех», которая, кстати, присутствует и в имени его жены Аснат.

Мы говорили, что Биньомин похож на Йосефа. В роду Биньомина рождается женщина, героиня, которая, попадает в условия жесточайшего натиска нееврейской культуры и традиции, но с ними не объединяется. Речь, конечно, идет об Эстер, у которой есть еще одно имя — Адаса, включающее в себя ту же букву «самех».

Продолжение следует
Благодарим журнал «Голос Яакова» и лично г-жу Аллу Фельдман за предоставленный материал.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here